«Коко до Шанель» — драма великой женщины?

Фильму подходило бы название Коко после Амели.

Перед вами история о Габриэлль Шанель, о ее становлении из гадкого утенка в провинциальном захолустье в белого революционного лебедя, одевшего женщин в маленькое черное платье и мужской костюм.

У Габриэлль Шанель жизнь не очень-то искрится счастьем. Вечером в кабаке, полном пьяных слащавых старперов, норовящих послушать приватную песенкку, Габриэлль и её сестра в костюмах вульгарных дешевых старлеток пляшут на сцене и поют песенки о собачке Коко. А днем она трудится как пчёлка, пришивая пуговицы.  В один прекрасный день на героиню кладет глаз, да и не только глаз, богатый Бальзан вполне средних лет. Габриэлль при всем своем французском юном уме, понимает, что жить так дальше нельзя и переезжает к богачу в усадьбу, днем ходит среди вульгарного бомонда на светские рауты, а вечером ублажает своего спонсора, читает философию, мастерит костюмчики и в результате влюбляется в товарища спонсора.

Ну а потом уже раскручивается истории, не окутанная масками и тайнами, а вполне себе открытая жизнь и становление Коко.

У Одри Тоту же при всей её трогательной французской миловидности и намеренно затемненных сценах, очень здорово получается играть обиженную жизнью собачку Коко. При том не только в этом фильме. Надутые губки, черные глазки и ужасный похотливый мужик и казалось бы не фильм, а что-то шедевральное о тяжелой женской судьбе. Однако ж нет, фильм рассказывает не о бедном ребенке, обиженном временем и мужиками, а о вполне амбициозной барышне, которой не слабо вульгарно кокетничать и прыгнуть на пару лет в койку к нелюбимому мужчине, чтобы в результате добиться своего. То есть совсем не трогательная сказка и не эпос о человеческом духе. Хотя Шанель скрывала свою молодость. Может все действительно было не столь эстетично и трагично, как любит рисовать бурное воображение. Или же создатели решили обмануть тех, кто всегда сам обманывает? Мол, истинный героизм это способность давать противному мужику пару лет за мешочек с золотом.

Насколько сама Шанель предстала лицу истории как гордая и независимая, полная смелости и идей женщина, настолько же сильно Одри Тоту играла в фильме довольно неоднозначную посредственность. И даже если замысел был таков, будто это интервью журналу «Story», которые любят почитывать домохозяйки, плача при том от жалости, то Одри Тоту это всё так же миленькая маленькая Амели с привкусом другого сценария и хорошего костюмера.

Но если вы просто любитель посмотреть на милую Тоту, которая, впрочем, уже вышла из милого невинного возраста, то  welcome.

6 из 10.

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: