В стол или не в стол?

 


Существует расхожее мнение, что сейчас издать свою книгу – предприятие простое и непыльное. И действительно, на каждом шагу натыкаешься на странных человечков с баннерами на пузе: «Издадим Вашу книгу!», «Оперативная печать» и пр. Стоит ли нести в подобные конторки свое детище или нет – дело, в общем-то, хозяйское. Ясно одно – рекламировать и распространять вас никто не будет. В случае издания книги таким образом, вы получаете ящик авторских экземпляров и кучу самоудовлетворения, но размеры вышеупомянутой кучи будут варьироваться в зависимости от амбиций.

В качестве объекта для исследования возьмем молодого, очень амбициозного автора. Понятное дело, что сваленная в углу коммуналки груда «нетленки», из которой самотеком распространилось 3 штуки: маме, лучшему другу и любимой учительнице по литературе – нашего героя не удовлетворит. Поэтому попытаемся ответить на такой непростой и очень волнующий вопрос: «Как издаться молодому дарованию?»


Я обратилась в известное издательство Санкт-Петербурга – «Амфору». Писатель Илья Владимирович Бояшов, непосредственно занимающийся курированием проектов, связанных с молодыми авторами, тяжело и печально вздохнул, услышав вопрос.


«...в нашей стране пишет каждый второй»



Илья Владимирович Бояшов (фотография с сайта www.sobaka.ru)


И.Б.: Новый автор, который собирается сейчас писать, сталкивается с колоссальной конкуренцией, потому что… Я уже давно говорю, что в нашей стране пишет каждый второй, и у нас талантами можно мостить дорогу от Москвы до Владивостока. Это наверно уникальная особенность страны, где все себя хотят в литературе найти. Плюс к этому огромная армия женщин образовалась после того, как появилась стиральная машина. Она, естественно, выявила, так сказать, такие силы женские… И если раньше на одну пишущую женщину было 10 пишущих мужчин, то сейчас с точность до наоборот. Причем пишут они, начитавшись западных, прежде всего, романов. Мало кто интересуется современной русской литературой. И поэтому получается такая вот усредненная, к сожалению, похожая друг на друга как две капли воды проза, сдобренная сексом, нецензурными выражениями. Авторам кажется, что это очень отличает их от других, а на самом деле тот, кто сейчас не будет писать матом – сразу отличится на общем фоне.

Многим издательствам в день приходит по 10–15 рукописей. Чтобы справиться с этим потоком, естественно, нужно иметь особый штат людей. Разобраться в этой каше и вычленить что-либо стоящее усталому взгляду редактора тяжело. Это первая проблема молодых авторов. Они вынуждены конкурировать с огромным количеством себе подобных, и на первом этапе отличить перспективного автора от человека, который всю жизнь будет писать детективные романы одного уровня, чрезвычайно сложно.

В 90-е годы русской литературе, в том числе современной, был закрыт совершенно вход, потому что печатали все то, что хлынуло к нам из-за границы. Была даже такая идея, что русская литература кончилась, что она нам уже не нужна, потому что мы за 70 лет советской власти, огородившись железным занавесом, столько пропустили литературы, что нам только печатать и печатать, переводить и переводить. Это, однако, было не так. И появились так называемые издательства-лаборатории (далее ИЛ). Их было несколько, в том числе и наша «Амфора», в которых на свой страх и риск находили талантливых и печатали.

Хотя, честно говоря, в 90-е остались не многие в литературе, сразу вам скажу, потому что… наиболее энергичные люди смекнули, что лучше в рок-музыке себя пробовать, лучше в бизнесе быстро пробиться, потому что в литературе пробиться… это чрезвычайно тяжело. Кроме того, дивидендов это ведь никаких не дает. Ну, это ни денег… Ничего! Этим могут заниматься только сумасшедшие, которые где-то еще работают. Из всех моих знакомых литераторов я могу по всей стране назвать двух, которые, точно знаю, могут существовать за гонорары, и им никто не завидует в этой жизни. Остальные кто где: кто редакторами работает, кто – в кочегарке, кто еще кем-то… профессорами – кем угодно! Критиками, да… но только не писателями профессиональными. То есть это у них как бы хобби, второе занятие.

Ну, я возвращаюсь к теме, несколько отвлекся… И вот появилось несколько ИЛ, в которых стали печатать молодую поросль или не очень молодую, но тех, кто с точки зрения «Амфоры» мог претендовать на будущее продвижение. В этом плане издательство рисковало на все 100 %, потому что первые книги авторов изначально убыточны, и ИЛ должно иметь небольшой такой «жирок» – запас денег, чтобы этот запас бросать на заведомо убыточное дело. Мы могли себе это позволить в начале 2000-х годов и создали замечательную совершенно серию «Наша марка», где печатались писатели, некоторые из которых стали известны.

Очень многие думают, что вот сейчас мы выпустим книгу – и все. Ничего подобного! Она сразу же теряется – на 99,9 %! В лучшем случае распродают треть тиража, в худшем – тираж остается пылиться, потом его перерабатывают где-нибудь на складе. Мало просто выпустить книгу. Я знаю людей, которые выпускают по 10–15 романов, но им никак не выбраться. Нужно дойти до читателя, нужно дойти до критика, нужна масса всяких условностей. Стали помогать премии различные, чтобы молодежь и те, кто продолжал работать в литературе… чтобы хоть как-то их могли заметить. Тогда организовалась премия «Национальный бестселлер». Еще несколько… Андрея Белого, Гоголя. Вот на эти премии и отсылали книги молодых авторов. Их замечали. Кого замечали… Это первая ступенька, когда автор мог рассчитывать на вторую книгу в издательстве, и на третью, и т. д.

Хорошо сейчас еще одна такая база появилась – интернет. Я ее могу только посоветовать и сказать ура: с одной стороны, издательства избавляются от огромного количества литературы, с другой стороны, даже графоман может найти себе двух-трех читателей, которые назовут его мастером. И он может этим утешиться. Более того, очень многое из электронной литературы так называемой потом переходит и в книжную, потому что поначалу человек становится известен в блогах, в электронном мире, интернетском, а потом уже в книжном варианте. Я даже хочу сказать, что книжный вариант сейчас имеет намного меньшую аудиторию, чем электронный.

К сожалению, «Амфора» сейчас отходит от издательств-лабораторий. С 2011 года мы прекращаем поиск и публикацию молодых авторов. Среди прочих ИЛ можно назвать «Лимбус Пресс», «Ad Marginem», конечно. Я не буду говорить о таких монстрах в литературном мире, как «АСТ» и «Эксмо», хотя там тоже были отделы, в свое время они увлекались поиском молодых авторов. Но, к сожалению, экономическая ситуация на нас давила, давила и давит до сих пор. Книжный бизнес – это бизнес очень зыбкий, бизнес очень ненадежный. Сейчас ты на коне, а через полгода никто ничего не покупает. Мы вынуждены были закрыть серию и уйти с рынка ИЛ. Сейчас подобных издательств очень мало.

Кроме того, тут еще одна этическая проблема стоит. Дело в том, что автор выходит в ИЛ, и предположим, что он успешен, его узнают – и его тут же перекупает известное издательство. Выходит, что ИЛ в него вложила деньги, оно за него поручилось, но оно ничего с него не имеет, кроме расходов. Потому что мало кто из авторов может удержаться, когда предлагают десятки тысяч долларов, если он действительно станет популярным, известным. Так поступают, например, московские издательства. И я их понимаю. ИЛ не может сейчас выдерживать конкуренцию, удерживать авторов. Это все приводит к тому, что в начале 11-го года 3-го тысячелетия мы приходим, к сожалению, на мой взгляд, к 90-м годам – опять новый автор никому не нужен. Может и нужен бы был, но он нерентабелен, он экономически нерентабелен, находится в такой вот пустоте, которую может, дай бог, покрыть только интернет.


«Настоящий автор с первого предложения уже виден.»


Т.Л.: У меня все вопросы как раз связаны с выпуском молодых авторов. Так как «Амфора» закончила с этим проектом, давайте в общем поговорим на эту тему. Сколько примерно приходило рукописей новых авторов в месяц в издательство?

И.Б.: Раньше «Амфора» и другие издательства, до кризиса, могли иметь штат тех, кто читал. Были писатели, им платили небольшие гонорары, но они работали с рукописями. Сейчас в «Амфоре» я один остался. Три года я практически один этим занимаюсь. Естественно, один я все прочитать не могу. В день иногда может прийти до 10–15 рукописей и на сайт, и мне на стол, но раз на раз не приходится, иногда 2–3. Причем это романы различного уровня, разной тематики: от фэнтези до любовных романов и т. д. Сначала смотришь синопсис, подойдет это нам или нет по теме, потом смотришь 15 страниц. Вообще-то, если иметь в этом опыт, то уже с первого предложения ясно – стоящая это литература или усредненная. Это видно. Некоторые кричат: «Ну как же! У меня там в середине самое основное!» Ничего подобного. Настоящий автор с первого предложения уже виден. Поэтому уже есть какой-то нюх, когда с первой страницы понимаешь, что автор талантлив, тогда ты его откладываешь в сторону.

Т.Л.: Скажите, пока «Амфора» занималась этим проектом, электронные рукописи были единственным способом найти новые имена или как-то осуществлялся поиск авторов? Или только то, что авторы сами пришлют?

И.Б.: Разные способы есть. Рекомендовали из других издательств. Случайные встречи. Знакомые… Мы все равно в литературном мире вращаемся, поэтому знаем, что этот, скажем, человек уже долго пишет, что-то интересное есть… Присланные рукописи, которые все-таки просматриваешь.

Т.Л.: Вот прочитали вы 15 страниц, поняли, что автор хорош…

И.Б.: И перспективен.

Т.Л.: …и перспективен. Каковы сроки принятия решения о том, что рукопись пойдет в печать?

И.Б.: До года, до двух лет, иногда даже три года. Иногда месяц и два. Все зависит от конъюнктуры рынка, от экономических условий, от того, есть ли у нас сейчас возможность и средства или нет и т. д. Издательство должно выдерживать какие-то рамки, чтобы существовать. Поэтому, к сожалению, тут по остаточному признаку. Но вот когда находятся деньги – сразу… Иногда, однако, это может длиться годами.

Т.Л.: А автору как-то это сообщается?

И.Б.: Тут даже без вариантов. С ним подписывается договор. Естественно, он звонит, ему говорится – извините, задерживается по таким-то причинам.

Т.Л.: Еще меня интересует вопрос раскрутки автора. Происходит ли она в «Амфоре» и каким образом?

И.Б.: Конечно. У нас есть пиар-менеджеры, которые этим занимаются. У нас есть система премий. И вот, как правило, нового автора мы посылали на все премии. «Национальный бестселлер» обязательно, журнальные премии. Договаривались с журналами перед тем как выпустить автора. Например, журнал «Октябрь», чтобы он печатал, а потом у нас несколько авторов получали эту премию в журнале. И их замечали сразу, так сказать. Какую-то роль играет так называемая презентация, но скорее вспомогательную, потому что, естественно, на большинство молодых авторов ходят друзья, знакомые и случайные люди. Но у нас обязательно, каждая новая книга – презентация. И несколько раз мы ее презентуем. В электронных СМИ упоминаем, краткую аннотацию пишем. Хотя раскрутка чисто рекламная стоит таких денег, которые не многие могут себе позволить.

Т.Л.: А каков тираж книжки молодого автора?

И.Б.: Маленький. Серьезная литература у нас вообще идет маленькими тиражами. У нас выходят тиражи 2–4–5 тысяч экземпляров. Потом, если раскупается, то допечатывается тираж. Сейчас это легко сделать. Поэтому многие издательства с молодыми авторами осторожничают.

Т.Л.: А допечатываются они в каком объеме?

И.Б.: В том же. Его продали, тут же выходит точно такая книжка тем же тиражом. И вот такими маленькими вбросами она на рынок и входит, пока он не насыщается.

Т.Л.: Сколько за 2010 год вышло новых имен? Таких… достаточно ярких.

И.Б.: На мой взгляд, два. Один… Это женщина. Написала про жизнь 4 собак. Ольга Бондарева. И еще одна дама, при всей своей экзальтированности – талантливая. Елена Мироненко, Лена Миро. Недавно опубликовали «Мальвина и скотина». Чисто такая молодая проза со всеми ее атрибутами – и плохими, и хорошими. Но талантливая. Это в стиле вот Германики, «Школы» и так далее.

Т.Л.: А в год примерно, за последние три года, сколько новых авторов опубликовала «Амфора»?

И.Б.: К сожалению, мало. Мало… По тем самым причинам, о которых я уже говорил.

Т.Л.: Ну и что бы вы посоветовали молодому автору? Вот рукопись на руках – куда идти?

И.Б.: К сожалению, сейчас я нормально ничего не могу посоветовать. Единственно, что если они занялись этим сумасшествием, чтобы они знали, что их ждет. А ждут их очень малоприятные вещи. Если человек хочет за три года стать известным, окупаемым – это, конечно, иллюзии. Хотя бывает всякое, подчеркиваю! Но в 99 % случаев – это иллюзии, от которых нужно избавиться. Потому что литература – это на самом деле марафон десятилетний, и в конце этого марафона неизвестно к чему придешь. Потому что есть люди, которые 10 лет пишут, а есть, кто с первым романом возьмет и вырвется. Прежде всего, те, кто хочет этим заниматься, должны осознавать, что этим занимаются сумасшедшие люди, которые обязательно должны работать, чтобы содержать себя и свою семью, а оставшееся время посвящать литературе. Или быть анахоретами там, монахами и довольствоваться кружкой воды, без женщин, без всего, потому что женщины писателей не любят, они поэтов любят…

Т.Л.: То есть фактически у нас автор находится в состоянии вынужденного литературного самоубийства?

И.Б.: Вне всякого сомнения. Я помню, Федор Абрамов[1] говорил, что молодых авторов надо просто выбрасывать. Кто выплывет, тот выплывет. Это жестоко. К сожалению, я сейчас ничего не могу посоветовать молодым авторам, кроме интернета. Это очень такой хороший выход для их энергии.



Печатать молодых не выгодно.


Далее я обратилась к Александру Николаевичу Житинскому, писателю, владельцу издательства «Геликон +», который регулярно печатает молодых авторов.

Т.Л.: Александр Николаевич, речь пойдет о молодых авторах. На прошлой неделе мы беседовали с Бояшовым Ильей Владимировичем, и он несколько… трагично воспринял эту тему. Говорит, что молодых писателей печатать не выгодно и как-то все это дело умирает у нас в России. Как вы думаете, так ли все плохо с изданием молодых авторов или все-таки есть надежда?


Александр Николаевич Житинский


А.Ж.: Да, печатать молодых не выгодно, тем не менее, есть способы. Допустим, у меня маленькое издательство, но я регулярно молодых печатаю. И есть разные способы участия авторов в этом процессе, в том числе и финансовый. Из этого уже никто не делает секрета. Печатать книги стихов, допустим, убыточно. Нельзя все время выбрасывать деньги, нужно, чтобы все это окупалось. Даже тиражи 200–300 экземпляров – это все равно несколько сотен долларов. Но можно сделать так, чтобы вложение автора было минимальным.

Стихи молодых авторов я издавать люблю. Заявление опасное, потому что после каждого такого заявления сваливается куча стихов по электронной почте, как правило, плохих. При этом человек хочет не только напечататься, но чтобы я ему сказал что-то такое… главное. Я не люблю говорить главное, типа «стоит ли мне писать». Ну это как стоит ли мне есть мороженое? – хочешь ешь, не хочешь не ешь. Писательство вообще занятие интересное, любопытное. Оно как-то стимулирует. Не из-за денег, и даже не из-за популярности, которую можно завоевать в маленьком кругу. Оно скорее повышает уровень самооценки что ли, когда у тебя что-то получается. А уж когда ты начинаешь в узком своем кругу быть признанным – это уже совсем другое дело.

Интернет в этом смысле помогает очень быстрому распространению, и человек, написавший несколько удачных стихотворений, в живом журнале может получить… определенные преференции. Я сам часто пользуюсь жж. И когда я вижу авторов-поэтов, у которых френдов там за 1000 и больше, я читаю их стихи. Часто это хорошие стихи, потому что народ-то понимает немножко. Есть всякие снобистские утверждения, что это попса, массовая культура. Нет. На самом деле народ понимает, и когда я в первый раз прочитал ту же Веру Полозкову, Алю Кудряшеву, я понял, что это хорошие стихи, действительно хорошие. Это очень неподдельные чувства. Потом я ругался со многими поэтами, более менее профессиональными. Они упрекали меня в том, что я потакаю дурным вкусам, порчу девушек… в таком профессиональном, издательском смысле. Тем не менее, ничего с ними не случилось, издал я книжку первую и Веры, и Али, потом других еще.

Я очень радуюсь, когда удается найти молодого поэта или писателя, которого еще никто не знает и который живет не в Питере, и не в Москве. Глубинка Российская она всегда поставляла таланты, неожиданные часто. Вот я недавно издал одну молодую женщину из города Шуи. Издал совершенно, на мой взгляд, замечательную книгу. Ее, конечно, никто не заметил. Я сам дал название – «Шуйские шняги». Это как бы роман, даже сетевой роман, так как многое с интернетом связано, но такой… ближе к лирическому эпосу.


«Поэзия нужна. Это квинтэссенция языка, прежде всего.»


Наташа Налимова ее зовут. Прислала мне рукопись со словами «Александр Николаевич, если вам это не нужно, значит, это вообще никому не нужно». Я прочитал несколько страниц и понял, что это мне нужно как раз, сразу связался с автором, сказал, что буду печатать, никаких денег не надо, сами сделаем. Тираж, конечно, небольшой. Он кстати, кончился, я буду допечатывать. Но на литературную премию ее не сунешь – она абсолютно нетрадиционная, нестандартная, но она настолько живая, эта книга, настолько там правильный взгляд на вещи, эмоциональные вещи, что я просто поразился. Однако, может быть, какой-то критик литературный будет воротить нос, говорить «Ну что это! Какая-то любительщина». Да «любительщина», но и она бывает талантлива тоже.


Саша Романова и Александр Николаевич Житинский на презентации книги


Вот сегодня у нас будет презентация книги Саши Романовой, которая выпускает у нас уже вторую книгу. Сашу даже приняли в Союз Писателей. Она многообещающий прозаик, работает очень интенсивно, быстро. Пишет абсолютно реалистично, т. е. нет там никаких выкрутасов фантастических, фантасмагорических. Она очень позитивна. Это редкость сейчас. Читаешь книжку, радуешься ей, тому, как герой выпутывается из обстоятельств, не ноет, хотя жизнь сложна, никаких радужных вещей нет. В общем, все это интересно читать. И все это ощущение радости и счастья присутствует. Это очень ценное качество. Потому что когда все время присутствует ощущение несчастья, и жить не хочется, и все плохо, и страна наша плохая, и люди плохие, и правительство плохое – это ужасно. Нельзя так жить. Всегда можно найти какое-то дело и радоваться жизни все равно. Я рекомендую эту книгу и буду и дальше поддерживать писательницу, потому что у нее правильное такое мировоззрение. Конечно, нельзя быть совершенно в розовых очках, но надо быть благодарным за то, что ты живешь.

Мы издаем меньшую часть книг за счет издательства, большую часть за счет авторов. А общее положение понимаете… Есть мнение, что литература вообще умирает, заменяется чем-то другим. Сейчас идет крен в сторону музыки. Литература требует неких усилий, плюс время, плюс место. Писатель сейчас находится в таком положении, что литература не то чтобы никому не нужна, но очень не многим нужна. Заявить ему о себе очень трудно. Пишут много, но не знаю, на что рассчитывают. Некоторые по-прежнему рассчитывают на какую-то всемирную славу. Это очень глупо. Присылают такое письмо: «Прислать ли вам мои сочинения, аналогов которым нет в мировой литературе?». Отвечаю: «Присылайте, конечно, у нас все такие! Обязательно». Я представляю, что он мне пришлет. Хорошо, если это будет просто бред. А если это еще неграмотный бред. А может быть ничего, черт его знает. Кроме того, чисто экономические требования издателей – чтобы это продавалось.

Вот такие дела – очень трудно прорваться через рубли, которые огораживают путь в литературу молодым гениям. Раньше, когда мы пробивались в литературу, должны были прорваться через стенку идеологических установок. Если ты прорывался через нее, если удавалось как-то обойти, обмануть, что часто делалось с помощью той же фантастики, то тебя печатали. Читатель всегда видел аллюзии, видел основу. Популярность Стругацких на этом держалась. Печатали сразу большим тиражом, который сейчас и не приснится. Первая книжка поэта выходила тиражом в 10 000. Моя первая книжка стихов вышла таким тиражом. Это был нормальный, стандартный тираж. Книжка прозаика – 30 000. Потом повышалась 65 или 100 тысяч. И все это куда-то расходилось по огромной стране, где-то продавалось или оседало. Хорошее продавалось со свистом. Система распространения работала совершенно замечательно. Книжка расходилась, попадала в самые углы медвежьи. Были люди, которые ездили по командировкам, покупали где-то там, в деревнях, дефицитные книги. Хорошие книжки можно было приобрести либо за большую цену с рук, у этих… «жучков», либо поменявшись.

Сейчас ничего хорошего я писателям молодым не предрекаю, но надо писать. Те поэты, прозаики, у которых действительно есть талант, они попадают в какую-то творческую среду. Одному нельзя. Надо искать, даже не то чтобы напечататься… Напечатаешься ты в конце концов, если у тебя есть талант, способности, тебя заметят и как-то напечатают. Нужно найти среду, в которой люди занимаются тем же, чем и ты. Эти люди, как правило, друг за другом все следят. Покупают и дарят друг другу книжки. Это стимулирует тоже. Вот, скажем, поэтический Питер молодой. Я их многих знаю. Они проводят свои слэмы, какие-то премии, фестивали. Очень много чтений, на которых присутствуют, как правило, одни и те же люди – те, которые сами пишут. Но поскольку их много, то и ничего, что ж пишут и пишут. Поэзия нужна. Это квинтэссенция языка, прежде всего.

Т.Л.: Скажите, когда происходит поиск авторов, какие используются ресурсы, только жж, стихи.ру, проза.ру? Может быть еще какие-то?

А.Ж.: Мне иногда, зная, что я этим интересуюсь, просто присылают ссылки. Вот пройдите туда-то. Это может быть необязательно жж, какие-то другие ресурсы. Смотрю и беру на заметку или говорю автору, что может быть давайте собирать… Вот сейчас у меня девушка из Новосибирска ищет название и готовит файл. Наталья Хамзина. Хорошие стихи тоже. Я ей предложил, будем издавать. Других мест практически нет. Я на всякие слэмы, чтения не хожу.

Т.Л.: Когда вы выбираете автора для издания, кого чаще берете – тех авторов, которые уже более менее известны в интернете или достаточно велик процент совсем молодых, которые вообще никому не известны?

А.Ж.: Все таки я смотрю, чтобы у автора была какая-то аудитория. Если есть аудитория хотя бы 1000 человек, то вот если сотню экземпляров издать, ну, даже 10-я часть аудитории не купит, но, тем не менее, что-то уже есть. Хоть как-то можно окупить. А иначе жалко просто – ты затратил деньги, время, и лежит эта книжка в пачках в издательстве. И зачем? Надо, чтобы она расходилась как-то. Конечно, нужно, чтобы маленькая аудитория была. Вот я издавал одного московского поэта. Очень нестандартные стихи пишет, но он человек достаточно закрытый. Я дал ссылку на книжку. Народ не среагировал.

Т.Л.: Когда вы предлагаете автору издаться, какую-то часть автор платит. Часто соглашаются авторы на такие условия? Находят деньги?

А.Ж.: Часто. Да, часто. Но если я сам предлагаю автору издаться, то я все расходы беру на себя.

Т.Л.: Вот вышла книжка у автора. Как происходит ее раскрутка? Как вы поступаете, чтобы об авторе узнали?

А.Ж.: У нас есть интернет-магазин, есть вот этот клуб («Книги и кофе»). Здесь можно провести презентации, в него приглашаем на чтения. Вот что-то в этом роде. Чаще аудитория верных читателей покупает. Специальных средств нет. Это просто никаких денег не хватит давать специальную рекламу.

Т.Л.: Скажите, какие в этом году у вас были яркие открытия? Новые имена?

А.Ж.: Ну, я собственно их перечислил всех. Из прозы – это Саша Романова и Наталья Налимова из Шуи. А из поэзии… Есть Дмитрий Сурнин из Москвы, еще будем выпускать. Может еще были, но сейчас не могу вспомнить.

Т.Л.: И напоследок: что бы Вы посоветовали молодым авторам?

А.Ж.: Ну, читать больше. Поэзию особенно. Очень важно быть хорошо начитанным, потому что многое уже очень сделано там. Ну и просто вкус. Вкус – это самое главное, что надо автору воспитать, неважно поэту или прозаику. Когда молодая девушка с высшим образованием пишет про свою героиню «у нее играло очко», ну, она волновалась, значит, то куда тут дальше идти. Это роман о любви…

Т.Л.: А по части издания книг?

А.Ж.: По части издания… Масса мест, где можно издаться за свой счет, в том числе в нашем издательстве. Есть журналы, альманахи, может там тоже немножко надо заплатить, иногда и не надо бывает. Посылать в журналы можно, там конечно шансов мало, но тоже бывает… прорываются. Но надо помнить, что после публикации ничего не происходит, мир не потрясся. Скоромнее надо быть.

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • Joker
    9 апреля 2011 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    спасибо за статью. амфора конечно гады. хорошо хоть геликон кого-то издает. жаль что с ад маргинем не пообщались, вот там мне кажется интересные люди.

  • Михаил Савотиков Михаил Савотиков
    9 апреля 2011 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    спасибо, интересно.

  • 9 апреля 2011 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    Отличная и очень интересная статья!

  • Наталья
    9 апреля 2011 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    отличная статья!..теперь буду знать с чего начинать если возьмусь за нетленку))

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: