Обычные люди и нормальный мужик


После разговора «Юры, музыканта» с Премьером его еще долго никуда не позовут. Договорился. И все из-за гражданской позиции музыканта. Из-за нее же по данным следствия пострадал и Олег Кашин, резко и однозначно высказывающийся в блогосфере. Блогерам ответил Андрей Макаревич. Правда, не по делу Кашина, а за резкие и однозначные высказывания блогеров в свой адрес. Вот так. Гражданская позиция и блогеры стали лишними в стране, где Президент борется с правовым нигилизмом и осваивает Твиттер.

Кстати, ставший в одночасье самым обсуждаемым человеком, журналист «Ъ» Олег Кашин на той самой встрече Медведева с нашими рокерами присутствовал. Хотя сначала его не пропустили: несмотря на предварительную аккредитацию, Кашин не был допущен на встречу, так как журналист находится в черном списке Федеральной службы охраны (ФСО) после того, как был задержан на несанкционированном «Марше несогласных», т.е запрещенной властями акции. Однако после срочного выяснения ситуации с управлением ФСО Кашин на встречу Президента с музыкантами все же попал. После общения в «Ритм & блюз кафе», где и прошел президентский квартирник, на рокеров были вылиты ушаты грязи, а больше всех умылся организатор свидания Андрей Вадимович Макаревич. Лидер «Морщины Времени» не растерялся и записал обращение к нерадивым завистникам, отреагировавшим на его милую затею, как на акт чинопочитания, нечеловеческого благоговения и пошлейшего заискивания.

YouTube Preview Image

Как несложно заметить из этого искрометного нравоучения, по мнению Андрея Вадимовича, люди, не разделяющие его убеждений и не понимающие необходимости данной встречи, в основной массе своей люди молодые, лезущие на рожон, ничего не добившиеся маргиналы или попросту неудачники и негодяи. Ничего общего с ними он иметь не хочет, руки не подаст и в друзья не запишет. В эту же категорию волею судеб и канцелярских обстоятельств попал и Юрий Шевчук, будь он неладен. На встречу отечественных рок-музыкантов его не пригласили. Во-первых, свадебный генерал Макаревич, как оказалось, в друзьях лидера «ДДТ» никогда не держал («С какой стати я должен был его приглашать?»). Во-вторых, как выразился экс-лидер Агаты Кристи Вадим Самойлов, сидевший поодаль от Андрея Вадимовича, «Юрий Шевчук уже имел возможность пообщаться с руководством страны и сказал все, что хотел». Другие тоже хотят, между прочим. Вот и собрались. «А почему нет Шевчука?» — обратился Гребенщиков к президенту. Ответ вы уже знаете.

А ведь Шевчук, ставший в одночасье совестью нации, действительно, скорее всего, подпортил бы вечер. Зачем звать на встречу человека, интересующегося положением демократических институтов в России, свободой слова, судьбой оппозиционных сил? Встреча же планировалась неформальной, люди захотели пообщаться, отдохнуть, попить пива, попеть песни. Так и произошло. На неформальную встречу были созваны журналисты, мелькали десятки камер и фотоаппаратов, присутствовал первый заместитель Руководителя Администрации Президента, в районе клуба образовались километровые многочасовые пробки – обычная неформальная встреча старых приятелей и одного фаната Deep Purple. Пиво, кстати, было безалкогольное, что стало отличной метафорой последующих подмен понятий и передергиваний. Андрей Макаревич увидел в Дмитрии Анатольевиче не олицетворение власти, не функцию, а «абсолютно адекватного, интеллигентного, очень образованного, очень демократичного человека», Алексей Кортнев — «интересного собеседника», Сергей Галанин — «настоящего патриота, который обо всем знает», Владимир Шахрин — «нормального мужика»; Илья Черт и вовсе потерял способность складно излагать и отрекомендовал главу государства через своеобразное определение: «Рад, не ожидал, что такое возможно». Оттого на все вопросы журналистов о некритичности тона и общей беззаботности разговора, все как один начинали оправдываться, что это был не официальный прием, не заседание и не конференция. И вообще, зачем портить человеку настроение? Зачем вне работы говорить о работе? Вы думаете, Президент знает меньше вашего? Но на тонкий лед общественно-политических дискуссий вышел, как это ни странно, сам Андрей Вадимович, поблагодарив Медведева за внимание к проблеме Химкинского леса, подарил ему картину. «Я, признаться, не надеялся, что в этом вопросе протестные акции что-то дадут…» — рассуждал потом видавший виды Макаревич, до этого неоднократно заявлявший в интервью, что социальная плоскость в рок-музыке необязательна, что плакатные призывы и лозунги превращают поэта в политика, что «Ни Битлз, ни Роллинг Стоунз, ни Лед Зеппелин в своих песнях никогда не выступали против чего-либо»; никого, словом, не свергали, ничьи идеи и программы не поддерживали. Главный машинист в стране или запутался или лукавит: основатель Битлз Джон Леннон неоднократно инициировал и участвовал в акциях протеста против войны во Вьетнаме, а песня «Street Fighting Man» Роллинг Стоунз была одним из гимнов студенческих бунтов во Франции в 68-м году.

А вездесущий Юрий Шевчук, будь он уже проклят, наконец, и на акции протеста в защиту Химкинского леса был, и спел там. Но Макаревич расценил такой ход, как столь же неуместный, что и вопросы Президенту о свободе и демократии. И, наверное, здесь окончательно логическая клетка Андрея Вадимовича, а с ним и многих других русских рокеров, схлопнулась.

«Протестные акции», оказывается, имеют смысл: их может заметить президент, понимающий, что игнорировать информационный шум — все равно что делать его громче. Оказывается, гражданская позиция музыканта не заглушает в нем пробуждающую Лиру. Оказывается, небезразличие к судьбе страны, политической ситуации и общественному климату не приближает музыканта к баррикадам, оранжевым палаткам или многотысячным парадам молодежи с портретом национального лидера на груди.

В то время как желание дистанцироваться от политической подоплеки встречи в «Ритм & блюз кафе» (даже если ее и не было) играет на руку кремлевской администрации: идеологическая девственность музыкантов легко конвертируется в их лояльность. Гражданская позиция – это в любом случае ответственность, а, значит, и головная боль и возможность оказаться не удел. Оно им надо? Лидер «Машины времени» имеет в друзьях Президента и Премьера, министров и губернаторов; лидер «Аквариума» взывает к восстановлению монархии и «спокойствию на пару веков»; лидеры «Чайфа» и «СерьГи» постоянно играют на мероприятиях подтип праздничного концерта в честь избрания Медведева президентом РФ; лидер «Несчастного случая» играет мужа Валерии в сериале-байопике, ему вообще нечего терять – тем более репутацию в рок-кругах. Собранные вместе — обычные люди, общающиеся с нормальными мужиками – выражают симпатии человеку Медведеву, ведут себя раскованно и свободно. Вот это и есть свобода: некогда гонимые государством музыканты в современной России могут легко пообщаться с первым лицом страны, задать ему волнующие их вопросы и получить ответы; в этой стране хочется жить. А через пару недель эта страна узнает, что одному из лучших ее публицистов проломили голову, челюсти, ноги, руки и выбили фаланги пальцев; и жить в этой стране снова не хочется. Никто из участников той неформальной встречи, кроме БГ, не выразил обеспокоенность судьбою журналиста «Ъ», не поддержал протестующих у здания ГУВД Москвы, не подписал публичных писем в защиту профессиональной журналистской деятельности. Почему? Потому что они музыканты. Настоящие. Сиюминутные всплески общественного моря за окном – все тлен, они творят вне времени. И лучше всех это понимает Вадим Самойлов, соавтор и приятель Владислава Суркова, серого идеологического кардинала и покровителя «Наших» и «Молодой Гвардии», публично обещавших «наказать» Кашина за его статьи и выступления.

Надо заниматься своим делом. И за библиотекой имени Ленина, совсем недалеко от Кремля, вечером 11 октября все были заняты своим делом: музыканты играли, официанты обслуживали, журналисты записывали, Президент отвечал на вопросы. Прошел месяц. По большому счету ничего не изменилось: музыканты на гастролях, журналисты в редакциях, Президент на встречах. Вот только Олег Кашин в больнице. И мало того, что это трагедия и национальный позор, это расстраивает и портит настроение. И, судя по последним заявлениям Медведева, и его тоже. А зачем портить ему настроение? В стране нет других проблем? Вы еще спросите, а почему нет Шевчука. Потому.

Потому и Макаревич не случайно брызнул ядом именно в блогеров. Блогосфера, оперативно откликаясь на любые проявления цинизма и подлости, стала последней свободной площадкой для дискуссий, последним заметным местом выражения гражданской позиции через слово. А за нее, как в очередной раз показали следственные органы, в нашей стране можно пострадать. Выход? Уже придуман. Бизнес не лезет в политику, журналисты не раскачивают лодку, музыканты не высказывают общественных инициатив. Ответственности за последствия – никакой. Это и есть безалкогольное пиво, вроде и выпил, а вроде и нет: публичный человек, но без позиции; переживаешь за общество, но до личности дела нет; гордишься страной, но народ подвел. Поэтому давайте договоримся, чтобы ни у вас, ни у меня не было проблем: статья написана, но вы ее не читайте. Хорошо? Ну вот и славно. С вами приятно иметь дело.

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: