Русско-французский «диалог» в «Гараже» — об авангарде и будущем


Андрей Молодкин «Проект», 2009

Вариации Башни Татлина – из iPhone (группа Electroboutique), из сена (Николай Полисский), из неоновых трубок и нефти (Андрей Молодкин); целеустремленные потребители, изображенные как великие титаны (группа Recycle); перерождение «Черного квадрата» (Андрей Кузькин); советская мебель, собирающаяся в грозные слова (Арсений Жиляев); и взрыв из деревянных досок – «Тишина» (Петр Белый), которая станет концом и началом всего. Такие вариации на тему сочетаний прошлого, настоящего и будущего в контексте художественном и социальном сейчас можно увидеть в ЦСК «Гараж».

Сейчас на территории «Гаража» расположились две выставки – «Футурология» и «Русские утопии», объединенные в один проект. И объединены они не просто так – две кураторские позиции вступают здесь в диалог. Обе выставки работают с темой авангарда – явлением, перевернувшим с ног на голову искусство 20 века, да впрочем и не только искусство.

Футуризм предполагал отметание прошлого и, следовательно, настоящего взамен на культ будущего. Ключевыми понятиями для футуристов была скорость, изменения, война, бесстрашие как способы разрушения прошлого и стремления к будущему. Футуристы призывали разрушать музеи, библиотеки, учебные заведения. Основные заявления футуристов собраны в «Манифесте футуризма», который опубликовал итальянский художник Филиппо Маринетти в виде платного объявления в газете «Фигаро» в 1909 году.

Историю мирового авангарда отсчитывают обычно с итальянского футуризма. В контексте истории искусства авангард приходит следом за модернизмом. Вопрос о четком отличие модернизма и авангарда имеет множество точек зрения. Одна из них заключается в том, что авангард постоянно пытается выйти за привычные границы художественного – распространить себя на все жизнеустройство, совершить революцию в жизни, а не только в искусстве. Русский авангард одной из своих целей видел борьбу с «картиной»* как уже мертвой формой. Что стало во многом тем самым опорным пунктом революции в искусстве в 20 веке.

Если смотреть шире, то авангард непременно ассоциируется с понятием «утопии» как некоего будущего, которое кардинально отличается от настоящего. И в этом отличии и состоит принципиальная разница между утопией и футурологией. Футурология – это наука, предсказывающая будущее, основываясь на актуальных тенденциях.

«Модернизм как бы принимает основные ценности традиционного искусства, но занимается обновлением художественных средств при решении так называемых вечных задач искусства. В этом смысле это то же традиционное искусство, но занятое новым языком для описания того же самого. Авангардизм все время создает другое искусство, обновляет не средства его, а сам предмет искусства.» Лев Рубенштейн

Понятие утопии возникло, как известно, много раньше, однако именно в начале 20 века утопия становится категорией по времени довольно близкой и измеряемой. В сознании художников, писателей, режиссеров утопия была конкретикой, которая вполне скоро должна наступить. Индустриализация приводила к тому, что в тех самых утопиях, научных фантастиках прописывались мельчайшие детали, которые позже часто становились реальностью. Что вело за собой вопрос: это провидение художника или влияние его фантазии на общество?

В выставке «Футурология» французский куратор Эрве Михайлов собрал 16 российских современных художников и попросил их сделать новые работы. Его интересует то, как художественные методы авангарда – абстракция и фигуративность — отразились в творчестве его современных наследников. Поэтому открывается выставка двумя полотнами К.Малевича – это «Супрематическая композиция с черным крестом» (1920—1922) и «Крестьянка. Мотив 1913 года» периода возвращения художника к фигуративной живописи. Озаглавленная двумя работами, двумя методами, выставка делится на две части соответственно. Часть под названием «Наука и фантастика» исследует метод абстракции, а «Изменения и постоянство» — фигуративный метод.

«Главной мишенью уничтожающей критики была станковая картина, символ слишком ограниченного индивидуального творчества и потребления  <…> Черный силуэт квадрата на белом фоне есть некая картина картин, картина вообще; но не любая картина и не одна из картин. Скорее это все картины в мире, наложенные одна на другую: многократно экспонированная пленка, сгоревшая от губительно сверхпристальности. Черный квадрат напоминает проект музея, выдвинутый однажды Малевичем: сжечь все произведения мировой живописи и выставить их в виде пела; крематорием мировой живописи Малевич и мыслил Черный квадрат.» Из книги Е.Деготь «Русское искусство XX века»

Проект российских кураторов – Юлии Аксеновой и Татьяны Волковой – «Русские утопии» -обращается уже к смысловому содержанию авангарда как философии жизнестроения. Эта выставка в свою очередь также поделена на две части. Первая – «Посвящения. На руинах великих утопий» — представляет 19 российских современных художников и их работы периода последних  20 лет. Здесь исследуется то, как трактовалось само понятие утопии, а также реальный опыт попытки ее строительства в 20 веке; к чему стремился авангард, в чем состоял социалистический проект, и к чему в реальности попытки это достичь привели.

Вторая часть выставки российских кураторов – «Будущее – отсюда» — стартует 16 апреля. 13 российских художников попробуют построить уже новые «утопии», а не ограничиться лишь «футурологией». Насколько это у них получится, насколько современное общество реально способно создать хотя бы в своем воображении новый другой мир, насколько способно мечтать – этот вопрос и будет стоять во второй части.

«Вообще печально и забавно проследить два принципиально разных пути, приведших к кризису авангарда. В либеральном западном обществе авангард к середине века постепенно утратил пафос «противостояния», а вместе с ним — и «утопический» оптимизм, и революционную энергетику; авангард, вопреки своей природе, стал эстетической традицией — одной из. В тоталитарной же ситуации (прежде всего в СССР и гитлеровской Германии) авангард был объявлен антинародным (или «дегенеративным») искусством и попросту запрещен, вымаран цензурой из истории искусств.» Макс Фрай

Переосмыслением, даже скорее «перевариванием», прошлого российское искусство занимается уже давно, часто обвиняемое в бесконечном цитировании, неспособности создать свое, новое. Однако подобную тенденцию можно отметить не столько в искусстве, сколько в постосоветском обществе в целом. В такой ситуации, глядя снаружи, можно и вправду заниматься только лишь «футурологией». А построение новых «утопий» уже давно ожидается от общества внутри. Исследовав этот значительный опыт прошлого, «Гараж» как будто бы поставил точку, чтобы с 16 апреля начать новое предложение – исследование того, что все-таки может сейчас создать общество в своем воображении, и может ли вообще.

«Футурология» и «Русские утопии. Посвящение: на руинах великих утопий» в Гараже до 23 мая и 16 апреля соответственно. А то, каким видят будущее российские художники смотрите в продолжении проекта – «Будущее – отсюда» — там же, с 16 апреля.

К. Малевич "Супрематическая композиция с черным крестом" (1920-1922), "Крестьянка. Мотив 1913 года"


Electroboutique (Аристарх Чернышев, Алексей Шульгин, Роман Минаев) "3g International", 2010


Игорь Макаревич, Елена Елагина "Грибы русского авангарада", 2008


Сергей Братков "Лозунг"


Петр Белый "Тишина"

В материале использованы иллюстрации, предоставленные ЦСК «Гараж», а также с сайтов: mk.ru, afisha.ru, chaskor.ru


Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: