Lost Weekend «Секс, наркотики, шугейзинг»

Группа Lost Weekend, с середины нулевых входящая в пул наиболее ярких российских инди-коллективов, наконец официально выпускает свой первый альбом. Коллектив Lost Weekend прекратил свою концертную деятельность ещё в 2008. Поползли слухи, будто бы группа распадается. Однако это оказалось правдой лишь наполовину. Lost Weekend  на данный момент не является группой, а по сути представляет собой проект вокалиста Дмитрия Грошева, с которым нам удалось побеседовать. О гастрольных перипетиях, альбоме, записанном ещё в 2006 году, и лихих девяностых TheSpot.ru расспросил Дмитрия Грошева.

— Почему дебютный альбом Lost Weekend, группы, широко известной и успевшей себя зарекомендовать, официально выходит именно сейчас?

— “Lights and Fears” записан давно, более того, был  DIY релиз на CD. Но для официального релиза было необходимо пройти ряд бюрократических процедур. А для меня проще записать новый тройной альбом, нежели собирать подписи. Может, и хорошо, что альбом выходит только теперь в 2010, когда появился новый «тренд» – 90-ые возвращаются! А на пластинке, как раз, дух 90-х прослеживается в каждом аккорде.

— А ты не мог бы пояснить, какого рода были бюрократические проблемы, вынудившие отложить выход альбома?

— Группы Lost Weekend в том составе, что записала альбом, не существует давно. Нужно всех бывших участников поймать, со всеми выпить, документ подсунуть: «давай, пиши, я такой-то… ни на что не претендую!» “This things takes time”, как  говорит Моррисси. Альбом вышел на лейбле “Fusion”\ Gala Records. До Lost Weekend лейбл выпустил White Trainers Community, “Loverdrive” от Punk TV и Manicure. Старое издание вышло впопыхах за день до немецких гастролей, был ряд недочётов, включая грамматические «ахтунги».

— Расскажи поподробнее об альбоме. Какие настроения на нём превалируют, как он записывался?

— “Lights and Fears” для меня как из другой жизни. Как ребёнок, который вот-вот в школу пойдёт. К возведению его звуковых ландшафтов приступили в 2006-ом. На тот момент Lost Weekend являлись полноценной группой, куда входили: Сергей Ледовский (барабаны), известный по группам Silence Kit и Narkotiki; Дима Комаров (гитара) мой давний друг, научивший меня играть «Lithium» в 93-ем; девушка-сказка, девушка-мечта Ксюша Шаповалова, игравшая в Lost Weekend на бас-гитаре.

Настроение альбома сложно сформулировать однозначно… Секс, наркотики, шугейзинг! Не обошлось без рефлексии, затрагивается извечный вопрос: «Куда, собственно, идём, товарищи?» Но получалось  так – куплет серьёзный, а потом – бац! – и всё зашибись!

оригинальный состав Lost Weekend

— А была история про съёмки клипа. Когда он появится?

— Клип будет готов к презентации альбома. У нас долгострой ... Я сочинять и играть музыку люблю, а интернет — переписки – не очень. Так как, всё это на мне повисло, соответственно, долго выходят клип, альбом. Но я считаю, что лучше поздно, чем никогда.

— Вы гастролировали в Германии. Расскажи про ваши немецкие гастроли. Как так получилось, что Lost Weekend отправился с концертами в Германию? Как принимали зрители?

— Нас пригласила группа the Robocop Kraus, которая выступала в Москве на фестивале Stop the Silence. В отличие от того, как оформляют заграничные привозы у нас, промо практически не было! Была приписка нашего майспейса на афишах и флаерах. Берлин, Билефельд,

Нюрнберг, Гамбург…  – везде хороший звук, и звукорежиссеры не против тебя, а наоборот! Публика классная  от «евробомжей» с ноутом и немытыми волосами до пижонских готов в сиреневых ботфортах! Фройляйны плясали, знакомились!

— А что касается концертов у нас в стране на периферии?

— Вот в Ростове-на-Дону со мной хотели подраться 40 человек. Мы выступали с Моторамой. Во время нашего сета какой-то чувак пытается пиво поставить прям на мою примочку. А это, чтобы вы понимали, «electro-harmonics» / "nobody can touch my «electro-harmonics»!  Ну, я ему, естественно,  "херак " ногой по руке. Оказалось, что этот чувак очень уважаемый, отсидел лет шесть за то, что мента побил. Потом приходит промоутер с зелёным лицом и говорит, что «тебя там 40 человек ждут на улице». В итоге привели этого чувака, мы с ним выпили виски и обсудили футбол.

— Почему, как ты думаешь, группы из провинции стремятся пробиться в Москву или Питер, а не хотят исколесить с гастролями как можно больше городов России?

— Вполне естественно, что в Москву хотят. Огни большого города! И страхи, что большой город не примет. Страхи хочется преодолевать, доказывать что-то самим себе, а огни такие притягательные…

— Ты не думаешь, что необходимо развивать провинциальным группам именно свою местную сцену, а не пытаться попасть в Москву?

— Мне сложно об этом судить. Я оторван от российской музыкальной действительности, нечасто посещаю концерты. Я пишу второй альбом, работаю в студии.

На Москве свет клином не сошёлся. Собственно, что такое Манчестер – индустриальный город, где много пьющих брутальных гетеросексуалов. Но именно этот город стал некоей Меккой для любителей рок-музыки на рубеже 80-х и 90-х. Так что, появление «Новых Васюков» вполне реально.

— На данный момент группа состоит только из тебя?

— Я продолжаю записывать песни. Второй альбом тоже выйдет как Lost Weekend, по моим прикидкам  в нем поучаствуют около 30 музыкантов.

Дмитрий Грошев. 2005 год

— По-твоему, смогут наши музыканты, играющие  немейнстримовую музыку, когда-нибудь заработать?

— Понятием «инди» в наше время многие спекулируют, дабы скрыть собственную творческую, профессиональную несостоятельность. Чем-то похоже на анекдот про неуловимого Джо, которого никто не ловит. Вообще, я считаю, что — да! Наши группы могут зарабатывать своей музыкой, и у некоторых, это, слава богу, получается... Правда замки в «старушке Британии» пока может себе позволить жена Лужкова, а не басист из Воронежа!

— Какую роль в продвижении групп играет телевидение?

Телевизор несомненно утратил свою роль.  Радио? Может быть... Понятное дело, основную роль играет Интернет, слышали о таком? Занятная штука!

— Согласен, есть популярные и полезные сайты, но все равно люди предпочитают заходить на сайты  газеты «Жизнь» и тому подобных. За счет чего можно расширить аудиторию хороших сайтов?

— За счёт того, что больше людей будет втягиваться в процесс. Мы группа, условно, второй волны. Первая это, например, — Silence Kit, Hot Zex, Dairy High. Конец 90-х-начало 00. Мы же стартовали в начале 2004. В то время инди-музыкой интересовались в основном сами музыканты; все друг друга знали. Сейчас же появляется огромное количество новой музыки. Это становится модно — и это замечательно. Появляется здоровая альтернатива засилию силиконовых губ. Люди подрастают и, слава богу, у них есть не только гормоны, но и мозги. К примеру, On-the-Go, Motorama и еще кого-то взяли на радио — это отличный стимул для всех. Играть на гитаре снова становится престижным занятием. Я давно последний раз был 18-летним, но я помню: если ты знал пару аккордов Криса Корнуэлла — то всё! ты первый парень в Орехово-Зуево. Сейчас, по-моему, складывается похожая история.

— А как вообще парень из Орехово-Зуево дошел до такой жизни?

— У нас была компания из четверых друзей. Один сел в тюрьму, другой передознулся, а мы с Димой Комаровым уехали оттуда и записали «Lights and Fears». Видимо, было какое-то стремление…  Когда-то,  я пел по-русски, и желая попасть на радио, самолично кастрировал собственные песни, чтобы подогнать их формат какого-нибудь «вашего радио», а в итоге, когда стало выходить нечто похожее — я понял, что не хочу иметь ничего общего с этим!!!  Английский язык стал своего рода избавлением. При написании песен я, конечно, сверяюсь со словарем. Но иногда, когда я показываю свою лирику каким-то заезжим фирмачам, они говорят: «Мы так обычно не говорим, но, по идее, так можно сказать, это интересно». Получаются своего рода ребусы. Я люблю анаграммы, пентаграммы, масонские всякие штуки и хеви-метал (смеётся).

— Английский язык в твоих песнях был обусловлен уходом от действительности?

— Тогда это было именно так. А сейчас уже появилась аудитория, которой это нравится. Интернет позволяет преодолевать пространство за считанные секунды, транслировать свои мысли на другом континенте. И это действительно интересно. Хотим, в Голливуд, не только же Леонтьеву туда хотеть?!

— Были опыты петь по-русски? У Punk TV, например, на последнем альбоме есть трек на русском.

— Да, да, с Шурой из Би-2. Их вообще связывают приятельские отношения. Но для себя я не вижу смысла в этом. Вот, предположим, на восьмом альбоме Lost Weekend будет песня на китайском. Теоретически всё может быть. Но, в моём понимании, это несколько нарушает целостность проекта, и в рамках Lost Weekend ничего такого пока не планируется. Если ко мне придет Михалков и попросит спеть с ним, не откажусь, пускай только студию оплатит.

YouTube Preview Image

— Можешь выделить кого-то на российской сцене? Что у тебя в плеере?

— Плеер я потерял 2 месяца назад. Теперь пользуюсь  мозговым mp3 плеером, в нем играют Beatles, Sparks, Erasure… За российскими группами не очень слежу, в большинстве случаев мне кажется, что играет одна и та же модная, но «беспонтовая» песня.

— А что-то из нового зацепило?

— Масса хороших групп существует. Я четко разделяю собственное восприятие музыки. Я могу ее оценить с объективной точки зрения «ну да, это можно неплохо „впарить“, либо могу сказать: „блин, а мне это реально нравится!“ Есть группы крутые, но это не моё, а есть группы, которые, может, похреноватее и хуже записаны, но что-то в них цепляет… «Stand by Marie» вот, из таких.  Я рад, что мне не приходится работать на муз. индустрию в качестве, скажем промоутера или журналиста, поскольку это позволяет мне сохранить чистым восприятие музыки, не вестись на моду или на какую-то собственную выгоду

— Что качается следующего диска? Уже придумана какая-то  концепция? Он будет на CD?

— Уже придумана очень интересная фишка, но пока раскрывать всех тайн не буду.

думаю, к концу осени все будет готово!

— Такой вопрос вызван тем, что в прошлом году Washed Out, например, выпустил запись на аудиокассетах. Это не единичный случай. Можно заметить растущий интерес к необычным в наше время носителям.

— Это все очень забавно, но если я альбом выпускаю по году, да даже по 5 лет, то уже не до заморочек. Можно, конечно, хоть в кусок мыла вставить чип, «мылишь руки, — а оттуда «выберите номер композиции» но для меня все это не первостепенно. Хотя тема интересная, хотелось бы сделать винил, в нашей стране это  проблематично, печатать нормально смогут только где-нибудь в Германии. Но винил — это один из пунктов “must have”, я небольшой знаток басов и килогерц, но звучание виниловой пластинки совершенно иное.

— Ты сполна застал время отсутствия интернета. Как ты узнавал о новой музыке?

— Ооо! Об этом я могу рассказывать вечно. Была такая программа  на ТВ-6, канале, на котором показывали MTV в середине 90-х, «120 минут» альтернативной британской музыки. Майлс Хант её вел — как сейчас помню — шла она по пятницам, а в субботу и воскресенье мы ездили на Горбушку за группами, увиденными в передаче. Соответственно, просмотр «120 минут» мы проводили с блокнотом, переговариваясь «фу, блять, американские фермеры какие-то» или же «ооо, а это парни в узких пиджаках и галстуках, как называются? Menswear, охуеть! Надо брать!» Это был период всеобщего брит-поп помешательства,  мы даже на  „rage against the mashine“ не пошли из-за их их манеры одеваться... До сих пор жалею! Сложно, конечно, было найти то, что нравилось при том, что выложить 20 долларов за диск задача не самая простая для школьника из Подмосковья! Хочется ли к этому вернуться? Да не хочется. Потому что, объективно, это замечательно, когда всё есть.

„Наши 90-ые“ можно как-то сравнить с историей наших родителей, когда чей-то папа, дипломат, привозил “Abbey Road”, двери в дом раскрывались и все слушали один альбом. Целая церемония была. У нас было что-то сродни этому, потому что была Горбушка, был один единственный «Пурпурный Легион» на Сходненской. Забавная история была о том, как я купил „The Bends“, а чувак, с которым я в тот же день познакомился, пытался вынести  Suede, а его поймали и посадили в мусарскую тачку.

Тогда по случаю покупки альбома устраивалась вечеринка, на которой несколько раз этот альбом прослушивался, кто-то переписывал его себе. Ещё старались покупать на Горбушке журналы “Melody Maker”, NME! Сейчас же, когда есть Интернет, у людей появился выбор, и открылось целое множество групп. Слушатель может выбрать, допустим, the Horrors или Babyshambles.  Лучше бы, выбрали Horrors, конечно (смеется).

— На сольный концерт Пита Доэрти не ходил?

— Нет, но наслышан. Мы отлично выступили с Dirty Pretty Things и потусили с ними хорошо. Так получилось, что фактически они разогревали нас в «Кризисе жанра», подходит Нэш (the Blast) „Дим, — говорит — можно парни на ваших инструментах сыграют?“ Ну а что? Пусть играют. Потом мы вместе пошли в близлежащий двор у памятника Чернышевскому, и их гитарист Тони падал на колени, изображая мои недавние припадки у комбика. Я зачем-то залез на Чернышевского, а это, блядь, высоко! На следующий день мы уже тусили нà одной шикарной квартире, где их огромный темнокожий охранник следил за тем, чтобы парни не совсем „нажрались“. „Because tomorow is Stockholm“, чуть не в туалет за ними ходил! Мы  еще сочинили песню с гитаристом «I saw the monument I fuck my governement” . Хорошие они ребята, забавные, хотя музыка мне их не особо...

— С кем ещё из известных музыкантов тебе приходилось общаться в подобной неформальной обстановке?

-  Manic Street Preachers. Брэдфилд (вокалист) заходил к нам в гримерку, много приятного сказал — я ему Ленина гипсового подарил!  С Йеном Брауном познакомился, было дело. Вел он себя как король обезьян, подпрыгнул сзади, очень долго что-то рассказывал, а из-за этого манчестерского акцента трудно понять что-либо (тут Дима изображает Йена и привлекает внимание людей за соседними столами). До этого приезжал Без (Happy Mondays ). Он, как всегда, перекушал чего-то и долго повторял, что его папа был полицейским, не остановился даже, когда рядом уже никого не было. Кстати, у него даже есть книга с недвусмысленным эпиграфом: «Пить бухло и поедать наркотики — это моя профессия». Приятный человек, что тут скажешь... Ещё Puressense. Они вообще, чтоб сэкономить, жили у моей бывшей жены. И когда, они приехали, я спросил: «Парни, ну что? Хотите увидеть Москву?» — и принес бутылку водки, выпили по рюмочке, и басист тут же отрубился. Я попытался как-то привести его в чувства, на что остальные ответили: «Что ты хочешь от него? Он за Юнайтед болеет», все остальные, включая  тур-менеджера „only Man city“ но в итоге мы подружились. Обещали концерт с ними нам устроить в Манчестере, поскольку переписка повисла на мне — ни фига не вышло!

Не хватает, к сожалению человека, который бы мог поддерживать все эти контакты.  Нужен, наверное, директор, я сам не могу этим заниматься! Не моё это.

— С кем бы ты хотел сыграть на одной сцене?

— Мне было бы приятно играть со своими друзьями Silence Kit, Punk TV, Man Bites Dog и т.д... Разогреть много кого не отказался бы... Однако ж это не мечта. В один прекрасный момент ты понимаешь, что не боги горшки обжигает и как все устроено. Родись мы в другой стране, и, возможно, сейчас было все по-другому. Я, тем не менее, рад, что родился и вырос здесь хотя бы из-за своей семьи, друзей и русской классической литературы.

— Когда ты убедился, что не боги горшки обжигают?

— Скажу по секрету, я всегда это знал. По последним слухам (заговорческим тоном) даже Майкл Джексон периодически ел. Классе во втором я осознал, что псих, и мне обязательно надо чем-то себя занимать. Я мучал бабушку и дедушку тем, что в пустую тару заливал разное количество жидкости и устраивал концерты после ужина. Писал, вернее, рисовал партитуры „три раза по этой банке, а потом крещендо на трехлитровой!“ Чем дальше живешь, тем больше понимаешь, что времени очень мало и можно многого не успеть. Феллини говорил: «Фильм невозможно закончить, его можно только прекратить». Это верно и для музыкального альбома: можно всю жизнь его делать и делать — и не закончить. Не могу сказать, что я полностью рад тому, что получилось, но в какой-то момент надо остановиться! Книгу почитать — суши поесть, потом смотришь на часы»о! мне пора",  надеваешь рюкзак с примочками и идешь дальше.

— Когда ждать возобновления концертной деятельности?

— Вполне возможно, что устроим презентацию альбома в мае,  давно ведь не играли. Последний концерт был в Германии еще в декабре 2008 года. Должны были играть на Аванте, но я тогда очень сильно заболел и даже не смог просто сходить и посмотреть на Deerhoof (Дима всё же посетил концерт Deerhoof). Вот они скоро приедут и обязательно надо сходить.

— А на the Horrors?

— Что?

— The Horrors приезжают на Авант

— Да ты что??? Надо Сильве-Веге позвонить гитару, свою забрать, а то никак не встретимся — и узнать заодно. Привет ему, кстати.

По правде говоря, я собрал сейчас новый состав и, скоро мы приступаем к репетициям, так что концерты будут! В Абхазию на Future Sound of Russia едем. Есть масса всяких вариантов, может, еще клавиши добавим, подключимся к космосу, и вперед! Я в принципе готов к чему-то  новому.

Myspace: http://www.myspace.com/moscowlostweekend

Новый альбом: http://thespot.ru/lost-weekend-lights-and-fears/

Интервью подготовили:

Петр Гущин

Сергей Лунёв

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • botcher
    20 апреля 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    молодец, Димон. как всегда!

  • Fukenist
    1 октября 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    Хорошее интервью... Душевное.)

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: