Пой, Pianoбой! Интервью с Дмитрием Шуровым

Дмитрий Шуров – музыкант харизматичный и, безусловно, необычайно талантливый. 
Есть в этом человеке некая тайна, главный смысл которой заключается в том, что в составе какого бы коллектива ни появлялся Дима — его музыка всегда несёт в себе свет и заряд положительных электроволн. Да что там говорить, с аранжировками Шурова даже «вечная грусть» Zемфира предстала перед нами в своём «Зелёном театре» абсолютно счастливым и радостным человеком.

Pianoбой – это новый проект Дмитрия Шурова, который тот делает вместе со своей родной сестрой Олей, темнокожей певицей Лидой Тутуолой, студентом философского факультета Александром Другановым и своим верным соратником по группе Esthetic Education, а в прошлом барабанщиком легендарной группы «Звуки Му» и не менее легендарной Жанны Агузаровой, Андреем Надольским.

Публичная жизнь Pianoбоя началась менее полугода назад, проект ещё не слишком известен в Украине, не говоря уже о территории за её пределами, но даже несмотря на это, первые концерты новоиспечённого коллектива проходят с аншлагами, а к самому Диме уже возникли десятки вопросов, которые ему хочется задать прямо здесь и сейчас.

— Дима, я знаю, что время от времени Ваша жизнь довольно тесно переплетается с миром моды. И даже проект Рianoбой возник в ходе создания музыки для французских показов российского дизайнера Алёны Ахмадуллиной. Расскажите об этом.

— Алёна Ахмадуллина делает очень интересные, провокационные и сложные шоу. Она всегда серьёзно подходит к своим показам и поэтому в один прекрасный момент захотела делать музыку с серьёзным композитором, а потом почему-то решила, что серьёзный композитор – это я. И мы с ней начали писать с ней такие концептуальные саундтреки к своим французским показам... Один из показов, музыку к которому мы создавали, был в русском стиле, вернее, в стиле русской оперы и мне так понравилась эта тема, что я решил продолжить творить в том же ключе и уйти куда-нибудь в эту сторону. В итоге родилось некоторое количество достаточно странных композиций, которые постепенно перелились в проект Рianoбой. 

— Но Вы ведь довольно долго выступал в роли музыканта популярных групп, а сейчас раз и — сольный проект, собственные песни…

— Просто, наверное, я такой фрукт — позднего созревания и мне захотелось свои песни показывать кому-то позже, чем многим другим людям. Вот сейчас настал такой момент и родился Рianoбой, сам по себе. К тому же, я уже как-то рассказывал, у меня в жизни был такой период, когда меня просто достало моё пианино. Вот достало, 8 лет я на нём играю! У меня тогда целый месяц было совершенное отвращение к инструменту, я к нему не прикасался и даже не подходил. Уже думал, что всё, хотел даже в одну панк-группу пойти барабанщиком, предлагал им свою кандидатуру. Но потом как-то потихоньку в костёр любви были подброшены дрова, пошли новые песенки и из этого получился новый проект. Теперь я, конечно, мандражирую немного, переживаю, как воспримет его публика. Ну, а если и не воспримет, ну, что же тогда…...

— Но, несмотря на Ваше желание познакомить Рianoбоя с большим количеством слушателей, регулярные новости о проекте появляются разве что в Интернете. PR прямо-таки, скажем, небольшой.

— Мы маленькие ещё, мы только начинаем, но уже очень злые. У меня есть особая надежда на Интернет, но если учесть тот факт что в Украине он пока что в таком, зародышевом состоянии, то, конечно, скоро нам понадобиться более масштабный PR.

— Сейчас новости о Рianoбое где быстрее появляются у Вас в ЖЖ или на официальном сайте?

— Быстрее всего у меня в голове. Безусловно, мне будет приятно, если все новости о том, что я делаю, в первую очередь, будут появляться у меня на сайте, потому что это будет достоверный источник, но мне также мне будет приятно, если новости о Рianoбое будут звучать по бразильскому радио или на канадском телевидении, даже раньше чем в Украине. Почему нет? Хотя, амбиций международного масштаба в этом проекте у меня нет, он абсолютно русско-украинский и по менталитету, и по языку, и по всему остальному.  

 — На афишах концерты Рianoбоя озаглавлены  словом «шабаш». Это  действительно настолько  фееричное зрелище? Говорят, на концерте в  Киеве  эмоции зашкаливали так, что Вы буквально  падал на своё пианино.

— Па-да-л… мы с ним слились в экстазе, скажем так. Скорее на него падали бокалы, и скорее  сломалась стойка, т.е. это оно само по себе упало, а я уже сверху прилёг. 
Просто первые концерты они такие были, ведьминские, что ли. Потому что у меня есть 2  ведьмы в моём коллективе и первый концерт, который мы с ними играли, он действительно  оказался немножко «шабашным». Всё происходило в очень интересном месте под  названием «Шоколадный дом». Это такой заброшенный дом, в котором живут настоящие  приведения, очень интересное место. По своей энергетике мне этот концерт очень  понравился и я решил, что пускай все мои первые концерты будут в этом же стиле. 

 — Вы так легко уходите в другие проекты на пике популярности уже  существующих групп. «Музыкант такого-то коллектива, покинувший группу  ради любимого дела» – это уже просто какой-то обязательный элемент рядом с  именем Дмитрия Шурова…

— Ну, что я могу сказать, было такое. Наверное, не хватало музыки той группе на тот момент, когда мы её с Юрой покинули. Мне кажется, это было заметно, и не только нам двоим. Сейчас Рianoбой тоже неспроста вылился. Наверное, мне опять не хватает музыки.

— И всё-таки, что сейчас происходит с группой Esthetic Education ? Помнится вы обещали: в марте — большой концерт, летом – новый альбом…

— Если честно, мне не хотелось бы сейчас отдуваться за всех. Так получилось, что все мы разъехались и сейчас у нас ну никак не получается собраться вместе. Поэтому я не знаю, как ответить на Ваш вопрос — каких-то конкретных прогнозов по поводу группы Esthetic Education у меня сейчас нет. 

 — Тогда, я конечно же задам тебе вопрос о Zемфире, а на какой стадии находятся ваши отношения на данный момент?

— Сейчас никакого сотрудничества не происходит, потому что Zемфира находится в достаточно плотном отпуске. Знаете, бывает плотная деятельность, а бывает плотный творческий отпуск. 
Наверное, единственный какой-то наш совместный результат за последнее время — это live, который вышел под Новый Год. Я бы конечно с удовольствием сотрудничал с ней и дальше, потому что мне кажется, мы не всё ещё друг другу сказали. Просто нужен был какой-то момент отдыха, и я думаю, что как раз он сейчас и происходит. У Zемфиры свои, особенные биоритмы и скорее весь остальной мир подстроится под неё, нежели она начнёт подстраиваться под кого-то.

— У вас пока что не так много клипов, но тот, что уже есть, даже несмотря на свою простоту, очень интересный. Более того, насколько мне известно, он уже успел попасть в программу международного фестиваля короткометражек «Future Shorts». Кто его рисовал?

— Он не простой. Там такая кипа рисунков и вообще столько труда. Его нарисовала сестра нашего гитариста. У нас вообще такой, чуть-чуть семейный бизнес получается. Изначально у меня была какая-то идея и мечта сделать клип на «Смысла.Нет» в духе «Маленького принца», рисованный. Но я не очень понимал, как это реализовывать и вот однажды всё само собой решилось, когда я зашёл в гости к одному очень известному в Украине театральному декоратору Саше Друганову — старшему, папе нашего музыканта. Мы с ним выпили коньяку и принялись рисовать, но рисунки получались какими-то слишком претенциозными. А потом Саша мне показал работы его дочки и мы поняли, что вот — это и есть то, что нам нужно. Она много рисует карандашом, просто в тетрадках, какие-то такие вещи, которые совершенно не имеют никакой определённой цели и смысла, они просто являются искусством в чистом виде и мне это очень импонирует.
YouTube Preview Image

— На фестиваль этот клип Вы сами отправили, или кто-то из компании Артхаус Трафик у Вас его попросил?

— Руководство компании Артхаус Трафик искало на фестиваль представителей от Украины и вышло на нас. Мы там оказались в очень такой приятной компании, среди достаточно крутых художников из Германии, Франции…
Я и сам надеюсь пойти и посмотреть, как это всё будет выглядеть на большом экране.

— Получается, сейчас Вы ездите по Украине с гастролями, выпускаете клипы, которые представляют Украину на престижных кинофестивалях, знакомитесь с публикой – это всё очень круто. Но когда же мы увидим полноценный альбом?

— Мы записываемся, но очень лениво. У меня было желание сначала попробовать обкатать наши песни на концертах. Я никогда так раньше не делал. 
Всегда как-то вначале долго работаешь, потом делаешь запись, потом отдаёшь её на радио, и только уже потом начинаешь играть. А потом получается так, что в процессе игры музыка очень видоизменяется, становится лучше, как-то живее и это всё благодаря публике, которая участвует в этом. Сейчас мне захотелось сделать равно наоборот, так как делали Led Zeppelin, например, или многие другие хорошие группы.

— Не страшно? Люди ведь привыкли любить те песни, которые они уже выучили, а у Вас нам известно 2-3 песни, не больше.

— Я думаю 2-3 — это Вы загнули, большинство знает одну, будем смотреть правде в глаза. Но у меня есть опыт, я уверен – если ты играешь музыку с максимальной отдачей и всем сердцем, она дойдёт, вот здесь и сейчас. Независимо от ротаций, это произойдёт само собой. 

— Какая песня Ріanoбоя, из уже существующих, кажется Вам наиболее интересной?

— Самые интересные появляются каждый день. У меня есть дурацкая привычка дописывать тексты прямо перед выходом на сцену. Поэтому, если можно так сказать, проект рождается просто у вас на глазах. Есть около 15 песен, какие из них войдут в альбом — пока непонятно. Но Pianoбой отличается и от Esthetic Education и от других групп в том, что это именно песенный проект.

— Импровизаций на концертах много? Как правило, необкатанный материал способствует этому.

— О, да. Сегодня вообще будет труба. Главный импровизатор нашего проекта играл раньше в группе «Звуки Му», а группа «Звуки Му» это одна сплошная импровизация, поэтому нам даже приходится где-то его сдерживать и бороться с этим.

Петь, кстати, нравится?

— Да, нравится. Есть такое. Я занимаюсь с преподавателем и чем дальше занимаюсь, тем больше мне нравится. Пение — это же не просто пение, но это ещё и дыхание, это работа лица, осанка, очень много всего. Как-то раз на уроке у меня был момент такой интересный, когда даже у меня вдруг открылось дыхание. Я сознание практически потерял. У меня было такое чувство, как будто я не дышал раньше, вот вообще никогда в жизни и вдруг задышал…

— Как-то раз Вы обмолвились, что это именно бабушка с дедушкой привили Вам любовь к музыке…

— Да, они пели украинские песни в таком, практически баховом приложении. У них были точно такие же голосоведения как у Баха, а главная «фишка» состояла в том, что они и от меня постоянно ожидали какого-то номера. Поэтому, когда я приходил к ним в гости, я всегда должен был что-то заранее подготовить: или стихотворение написать, или ещё что-нибудь выдумать. У них дома на входе в гостиную стояла большая раздвижная ширма, которая в момент превращалась в настоящую сцену. Мы всё время давали какие-то концерты, то есть всё было не просто так.

 — Нет планов внести элементы всех этих украино-баховских напевов в своё сегодняшнее творчество? Раз уж в детстве они Вам так нравились.

— Есть, но я думаю, это будет отдельный проект. Сейчас это, наверное, было бы интересно, к примеру, какой-нибудь «Дахе Брахе»… 
А, нет, я знаю! Когда мы с Ольгой (младшая сестра –прим.автора) будем бабушкой и дедушкой, мы точно разучим эти песни и будем их петь!

— А нет таких вариантов, что когда Вы будете дедушкой, Вам захочется бросить эту музыку ко всем чертям и уйти, например, в писательство. Вы же ведёте собственную колонку в журнале «Фокус» и в ЖЖ раньше писали с завидной регулярностью. Наверное, нравится Вам это делать…

— Писаниниа? Вот эта? Нравится? Мне? Нет, Вы что, за меня работают писатели. Вы же понимаете, у меня нет времени. Правда однажды нам с Юрой Хусточкой один очень нехороший человек из Москвы действительно предложил написать книгу об «Океане Эльзы» и вылить туда всю грязь. Он надеялся продать с нашей помощью большой тираж, и у него было условие – раз в неделю мы должны встречаться с какими-то писателями, рассказывать им, что да как, а те уже потом сами оформят наши рассказы в одну книгу. Я просто на секунду представил, что из этого может получиться... 
Да, конечно, интереснее писать самому, но я думаю, что мне было бы приятно написать что-то в духе «Маленького принца», нежели заниматься автобиографиями каких-то несуществующих групп. Может быть и напишу когда-нибудь.

 — В этом году практически вся Украина участвовала в  выборах президента. Даже  те музыканты, которые  никогда никого не поддерживали и везде заявляли о  своей аполитичности, всё-таки приняли чью-то сторону,  Вы же всё время были  заняты творчеством и остались в  стороне.

— Мне кажется, участие в выборах — это колоссальная  ответственность. Даже больше — это  слишком большая  ответственность для музыканта. Подписываясь под такими историями  музыкант начинает говорить чужими словами, говорить и за других. Мне бы этого не  хотелось. Я хочу всегда, в первую очередь, говорить за самого себя. Поэтому в  политических историях я практически никогда в жизни не участвовал, разве что очень-  очень давно когда-то.

Фото: Анна Брага, Оля Шурова, Паша Дацковский

Официальный сайт: www.dmitryshurov.com

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: