motorama: Телемост Москва-Ростов-на-Дону


Группа motorama наконец-то выпустила дебютный альбом, который все ждали с нетерпением последние три года. Долгожданный лонгплей не просто превзошел все ожидания, но и дал надежду на то, что отечественная актуальная музыка сможет наконец выползти из того сырого и темного места, в котором она находится практически всю свою историю. Вооружившись достижениями современных технологий, мы вышли на конференц-связь с группой motorama и поговорили о дебютном альбоме, эпигонстве, русском менталитете, провинциалах, столичных флешмобах и конце света.

Почему вы так долго готовили этот релиз?
Влад: Песни были готовы уже долгое время, а записать их было сложно. Сложность заключалась в том, что мы сами не знали, как это должно звучать. Во время записи мы находились в некотором поиске звучания. Это и есть причина столь долгой работы над альбомом. У нас была идея с электронными барабанами, потом выяснилось, что возможно записать живые барабаны. А потом появился коллектив «Утро», некоторое внимание мы уделяли этой группе.
Рома: А заглавная песня у нас появилась вообще в конце записи.
Влад: Да, заглавную песню мы сделали на ходу.
Сколько в общей сложности вы работали над альбомом?
Максим: Мы начали запись в сентябре прошлого года. Я тут вспомнил, что в январе в московской «Солянке» мы уже успели сыграли все песни, кроме Alps, конечно.
Влад: Да. Записывали мы все дома, а барабаны писали в домашней студии у одного нашего знакомого здесь в Ростове-на-Дону. Аппаратуру для записи мы одолжили у наших друзей, группы Ritmika. К тому же они дали нам направление в звуке, показали, что мы можем сделать из того, что мы имеем.
Рома: Были еще какие-то ранние попытки записи. Я, например, впервые услышал весь материал в черновике — электронные барабаны, гитары, вокал, который был наигран гитарой. Помню, сначала мы пытались записывать гитары, но нас по разным причинам не устраивал звук, была докуплена кое-какая аппаратура. Ничего особенного, думаю, так все пишут.

Ваш саунд претерпел на мой взгляд сильные изменения. Вы не жалеете, что вы так и не выпустили в формате альбома ваши ранние записи, вдохновленные британским пост-панком?
Влад: Я не жалею. Я наоборот рад, что все песни у нас новые. Все, что мы хотели сделать, мы сделали в тех песнях, возвращаться не было желания.
Максим: Вторая EP не мрачная!
Влад: Да, мы уже тогда начали движение к новому звучанию. Мы делаем то, что у нас получается. Раньше получался пост-панк, и ничего тут не поделаешь.
Слушайте, в России, а может и во всем мире, так повелось, что при обсуждении молодых артистов прежде всего ищут, с кем бы их сравнить из великих. Иными словами, частенько молодых артистов стараются упрекнуть в плагиате разной степени аморальности. Вас подобные упреки должны были уже прилично достать, поэтому я хочу поинтересоваться, с чем такое поведение слушателей и журналистов по вашему мнению связано?
Влад: Мне кажется это связано с менталитетом русского человека. Русскому нужно, чтобы все было понятно.
Рома: Это позиционирование, как в маркетинге, продукт должен быть ясен, понятен, и было, с чем его сравнить.
Максим: А все уверены, что в других странах не обсуждают музыку точно также в блогах? Я думаю, что в западных блогах такая же ситуация.
Безусловно, я же сказал, что и на Западе похожая ситуация.
Влад: У нас музыкальная индустрия развита довольно слабенько. У нас критика строится в основном на сравнении, на довольно банальных вещах.
Максим: Да даже режиссеров и дизайнеров одежды у нас обсуждают подобным образом!
Да, согласен. А как вы реагируете на сравнения с другими артистами?
Рома: Смотря с кем сравнивают.
С Joy Division, например.
Влад: Когда два года назад нас сравнивали с ними, это было комплиментом для меня. Тогда я много слушал такую музыку.
Саша: Так совпало, что мы появились, когда о Joy Division и лично Йене Кёртисе вдруг вспомнили благодаря фильму Control.
Рома: Помню, мне тогда понравилась такая фраза в одном из обзоров, что группа motorama лучше передает атмосферу Joy Division, чем фильм.
Влад: Да, правда Рома тогда еще не играл в группе. (Улыбается).
Рома: Я как сторонний наблюдатель оценивал. (Смеется).
Как думаете, с кем вас будут сравнивать сейчас, после выхода пластинки?
Максим: Уже начали сравнивать с twee pop'ом и jangle pop'ом, c The Pains of Being Pure at Heart, Camera Obscura и The Smiths.
Влад: Сравнения, надо сказать, стали более интересными, более объемными, если можно так сказать.
Рома: Раньше было прямое сравнение по причине схожести тембров голоса Влада и Йена. Честно говоря это очень неглубокий план сравнения. Та же «Афиша» нас сейчас сравнивает уже с The Smiths и это куда приятнее, куда глубже. Рассматривать наше творчество поверхностно, это… как-то… слишком просто.

Вам не напоминает наше интервью эфир радио «Эхо Москвы»?
Саша: (Смеется) Да, Алексея Венедиктова только не хватает.
Помимо прочих ваших достоинств, вы еще обладаете талантом мистификаторов. Поясню о чем я. Помнится, в одном пресс-релизе было написано, что группа motorama была образована в далеком 1994 году, что название было взято в честь советского клуба мотоциклистов, что кто-то из вас работал в доме престарелых, а кто-то садовником. Зачем же вы людей за нос водите?
Влад: Это совершенно спонтанное заигрывание с Дэвидом Боуи или Бобом Диланом. Иногда рассказывать правду слишком скучно, гораздо интереснее что-нибудь выдумать. А вообще вся эта ситуация нам обернулась тем, что мы поссорились с одним из участников группы. Он не понимал, зачем это нужно, хотел быть таким, какой он есть. Точки зрения не сошлись.
Саша: Но это дела давно минувших дней, не очень приятно об этом вспоминать.
Почему вы не стремитесь перебраться в Москву, как делает абсолютное большинство артистов из провинции?
Рома: Ну а смысл какой? Мы сейчас сидим, беседуем, при этом мы могли бы находиться где угодно. Что нам даст переезд в Москву, кроме того, что мы потеряем часть друзей, работу, не будем видеться с семьями? Москва в часовой доступности от Ростова, мы можем утром сесть в самолет, вечером дать концерт и еще успеть вернуться обратно. Это не проблема. Другое дело, что здесь наши корни, мы здесь родились, выросли, нас это вдохновляет.
Но ведь в Москве можно заработать гораздо большие деньги! Бытует такое мнение.
Саша: Ты говоришь о зарабатывании музыкой?
Я имею ввиду ситуацию в комплексе. В Москве сконцентрированы денежные массы. Пожалуй, это факт.
Максим: Как я понимаю, не надо быть музыкантом, чтобы ехать зарабатывать деньги в Москву.
Саша: Конечно! Если ты едешь зарабатывать деньги, ты должен много работать, здесь уже не до музыки.
Влад: Я абсолютно не могу представить себя, работающим и одновременно занимающимся музыкой.
Рома: А я пробовал работать в Москве. Город понравился, а работать в нем не понравилось. Какой-то слишком большой город. Возможно, во мне говорит провинциал, но мне было не комфортно.
Кстати, в Москве недавно прошло несколько относительно массовых акций, направленных против наглости чиновничьих авто на дорогах. А есть ли такая проблема в Ростове-на-Дону?
Саша: Ростов — город южный, вялый, здесь всё всех устраивает. Акций протеста я не встречал за всю свою жизнь.
Рома: Самые социально активные у нас — это фанаты футбольного клуба «Ростов». Но аплодисменты Москве за ваши «синие ведерки». Здорово, молодцы!
Саша: Нам сложно понять эту проблему, потому что мы с ней не сталкивались.
Рома: Мы поймем, когда к нам приедет какая-нибудь комиссия из Москвы.
Влад: А я полностью социально не активен. Вообще не слежу за тем, что происходит. Занимаю эгоистическую позицию «пока это не касается меня и моих близких, это мне неинтересно». Тем более я не разбираюсь в этом, боюсь сказать что-нибудь глупое.
Максим: Я скажу про себя. Я не против активности, но нужно четко понимать, против чего твоя активность направлена. Кто по настоящему понимает, за что нужно бороться и против кого выступать? Я думаю, что и с ведерками не все в курсе, что они делают.
Влад: Кстати, а что такое «синие ведерки»? Я все никак не пойму...
Саша: В Москве была протест против мигалок. Люди на крыши своих авто приделывали детские ведерки синего цвета. Вот, видишь, Влад даже про «синие ведерки» ничего не знает. (Все смеются).

Вы согласны с тем, что Москва и остальная Россия — это два разных мира? Как это проявляется для вас?
Влад: Мне кажется, что это не так. В Москву съезжается огромное число людей из провинции. Мы не общаемся в том кругу людей, в котором четко видна разница между москвичами и провинциалами.
Максим: Я чувствую, что с каждым годом существования интернета целые страны становятся ближе.
Саша: Думаю, чтобы почувствовать разницу, нужно общаться с представителями бизнес-структур.
Расскажите, что интересного происходит на вашей локальной сцене?
Вы же сами устраиваете вечеринки у вас в городе.

Влад: Мы с Сашей этим занимаемся. Мы следим за тем, что происходит на европейских вечеринка и в столице, выбираем то, что нам интересно, делаем тематические вечеринки, приглашаем интересные российские группы. Хочется, чтобы интересные группы из разных городов приезжали, чтобы люди знакомились с этой музыкой, общались, чтобы создавалось сообщество людей.
Рома: Людей, с которыми интересно поговорить о музыке.
Влад: И не только о музыке. А в Ростове у нас почти нет групп, которые стремились бы делать что-то самобытное и интересное. Все в основном просто копируют друг друга, довольно скупо выражают свои идеи.
Саша: Видишь, Ростов не только в политике и в социальном плане вялый город, но и в музыке. Мало людей, которые чем-то интересуются, поэтому нам хочется растормошить этот улей.
Влад: Самое удивительное, что люди просто сидят по своим дворам и даже не пытаются чем-то интересоваться. Думаю, и в Москве тоже самое, только масштабы другие.
Кого из современных отечественных артистов вы считаете актуальными на сегодняшний день?
Влад: Manicure, Pompeya, Dot Dash
Саша: Twices!
Влад: Еще Human Tetris, Ritmika, Publics, группа в которой играет один человек из Human Tetris.
Максим: Tesla Boy забыли!
Что бы вы предприняли, чтобы изменить удручающую ситуацию в российской музыке?
Рома: Да она не удручающая, она классная! Мне кажется решение насущных музыкальных проблем — это вопрос двух-трех лет.
Максим: Ситуация изменилась очень сильно за последние три года. Если подумать, что было в 2007 году, что было? Сейчас будет появляться больше хороших групп и дела должны пойти вверх.
Ну раз уж пошла такая петрушка, дайте-ка музыкальный прогноз на 2012 год. Говорят, будет конец света, хочется узнать, под какую музыку это произойдет.
(Ребята скромно хихикают).
Влад: Это произойдет под музыку Эдвада Грига.
Максим: Или под dubstep!
Саша: У нас Максим вообще специалист в этих вопросах. Он тренди.
Рома: Тренди в вопросах конца света.
Ну, Максим, ждем твоих предсказаний.
Максим: Вернется grunge, r'n'b и breakbeat, как в начале 90-х.
О, Боже! Снова r'n'b?! Сколько можно!
(Все смеются) Влад: Мы находимся в замкнутом круге.

Фото: Т.Одинцова

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • Александр Гришин Александр Гришин
    24 мая 2010 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    cпасибо ребятам из motorama за чудесный альбом! и, конечно, автору — за довольно интересное интервью.

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: