Lюк — сплошные планы на будущее

Если вам хотя бы однажды довелось побывать на выступлении харьковской группы Lюк, то, скорее всего, музыка именно этого коллектива в дальнейшем будет ассоциироваться у вас с такими понятиями, как «радость» и «хорошее настроение».  Улыбки поклонников, мыльные пузыри, воздушные шарики — всё это в музыке Lюк. Да что там говорить: музыканты этой группы настолько приветливы и позитивны, что даже разговаривая о, казалось бы, вполне серьёзных вещах, не могут сдержать улыбок.
О последнем альбоме группы, новых клипах, выступлении с оркестром, дальних странах и карнавале в Рио-де-Жанейро, хохоча и постоянно перебивая друг друга, с Thespot.ru общались гитарист группы Lюк Валентин Панюта и её вокалистка Оля Герасимова.

— Все музыкальные критики в один голос утверждают: ваш последний альбом «Мамина юность» — один из лучших, что были выпущены в 2009 году. Перерыв в 4 года, который вы сделали между альбомами, связан с тем, что хотелось записать именно такую пластинку, которая поразит всех, или были другие причины?

Валик: Нет, просто на какое-то время мы притормозили с придумыванием музыки и решили подождать, чтобы не повторяться. Плюс к этому, у нас было очень много концертов. Жизнь как-то так затянула, что даже не оставалось времени, чтобы толком собираться в студии и чем-то там заниматься. Ну, а потом, в какой-то момент, мы поняли, что у нас слишком много новых песен и пора с ними что-нибудь делать.

Оля: Не обязательно связывать перерыв в работе именно с этим альбомом. Мы не создавали эту пластинку для того, чтобы кого-то удивить или шокировать. Скорее, это связано с нашим внутренним желанием услышать и почувствовать себя в каком-то другом, более жёстком, тяжёлом формате. А мне кажется, этот альбом получился довольно мясистый.

Валик: Вообще-то, мы этот альбом могли записать на год раньше, просто сначала мы очень долго выбирали студию, а потом, когда наконец выбрали, очень долго на неё собирали.

— А, кстати, почему вдруг решили сменить студию? Столько лет писались в родном Харькове и тут на тебе…

Валик: Потому что уже в процессе написания песен мы поняли: это должно звучать не так, как звучало раньше. И мы начали поиски такого звукорежиссера, который бы обладал европейским подходом к саунду. Виталий Телезин , с которым мы работали над этой пластинкой,  как раз из таких.

— И всё равно странно искать лучшую студию для того, чтобы остановить свой выбор на Киеве? Недалеко уехали...

Валик: Ну, просто так получалось, что приезжаем мы, допустим, в Санкт-Петербург, приходим на студию «Добролёт», осматриваем там всё, потом выходим из этой студии, а нам говорят: «а почему же вы не пишетесь в Киеве у Телезина?» И мы им в ответ: «Ой, а кто это?». Затем приезжаем в Минск, едем смотреть студию, выходим из неё, а нам практически теми же словами, что и в Питере, говорят: « А почему вы не пишите альбом у Телезина?» В итоге, за время своих поисков мы так много узнали об этом человеке, что решили записываться именно на его студии, и всё действительно получилось классно.

— Ну, а не страшно было от лаунджа в сторону рока уходить? Слушателей потерять не боялись?

Валик: Наоборот, мы очень хотели изменить звучание группы и не боялись этого, потому что всё равно невозможно всем нравиться. Плюс, мы и сами понимали, что какую-то часть публики наверняка потеряем. Даже больше мы были в этом уверены.

— И что, потеряли? Мне показалось наоборот…

Оля: Вот и мне тоже кажется, что наоборот — приобрели. Валентин, не запутывай…

Валик: И вот сейчас именно тот момент, когда я должен сказать: « Это же мы тогда ещё понимали, что часть публики мы приобретём» (смеётся – прим.автора)

Оля: Вообще, экспериментировать, а тем более над музыкой – это всегда хорошо. Почему бы этого не делать? Стоять на одном месте — это какая-то деградация.

Валик: К тому же, у нас был стимул — не играть лаундж. Раньше нам был интересен он, сейчас интересно что-то другое. Судя по тому, что происходит в группе, могу предположить, что дальше мы будем играть вообще что-то третье, при этом даже не могу ещё точно сказать, что именно.

— Вредные привычки рок-н-рольщиков, вместе с новым звучанием приобрели? Стали пить, курить, забирать поклонниц в номера прямо с концертов?

Валик: А они у нас и так давно были.

Оля: Неправда, у меня всё ровно наоборот. Я перестала курить и пить перестала тоже. 

Валик: Вообще да, Оля говорит правду, мы сейчас ведём гораздо более здоровый образ жизни, чем во время записи своего второго и, особенно, первого альбомов. Хотя, и рок-н-рольщиками тогда не были. Сейчас мы получаем достаточно много сильных эмоций от самих концертов, поэтому какие-то сверхдозы каких-то там сверхвеществ нас не интересуют. У нас и так внутри всё бурлит неплохо.

— Знаю, что ваша активность настолько высока, что недавно вы даже приступили к съёмкам клипа на песню «Митхун Чакраборти», и даже Антон Слепаков участвовал в этих съёмках . Но, к сожалению, ещё мне известно, что съёмки так и не закончились, а с режиссёром вообще какая-то сомнительная  история произошла. Расскажите об этом.

Оля: О да, приступили, так приступили…Нет, на самом деле всё классно, всё хорошо, материал где-то есть, и лично я надеюсь, что этот клип когда-нибудь всё-таки выйдет и будет жить, вернее даже, выживет. Мы его обязательно сделаем.

Валик: Просто мы в который раз убедились, что если что-то хочешь сделать хорошо — сделай это сам. И всем музыкантам теперь тоже советуем держать всё под контролем. Но, зато скоро у нас будет другой клип, не тот, что мы снимали, а другой, на песню «Зима», который буквально уже готов … Один киевский режиссёр из института Карпенко-Карого снял короткометражку, положил её на нашу музыку и прислал нам в подарок. Нам его работа очень понравилось, и скоро её смогут посмотреть все, потому что это и есть наш новый клип.

— А ещё, я знаю, что когда-то давно вы начинали репетировать акустическую программу, а потом отложили её в долгий ящик, но обещали возобновить репетиции сразу же после выпуска альбома «Мамина юность». Сдержали это своё обещание?

Валик: Да, действительно, мы так давно уже собираемся это сделать. Просто, в итоге, когда у нас встаёт вопрос отрепетировать акустическую программу или отрепетировать новую музыку, мы всегда выбираем второе. Но у нас были такие репетиции, это правда.

Оля: Просто мы как-то так активно тогда начали, а потом всё эти наши начинания также быстро и затихли. Я думаю, что для акустической программы нужно созреть так же, как и для альбома. И не только для акустической, с оркестром мы тоже планируем выступить.

Валик: Да, только Бабкин нас уже опередил, он с оркестром уже давно выступает.

А вот, кстати, как вы относитесь к тому, что ваши друзья Sun и Бабкин решили реанимировать группу 5’nizza и снова репетируют вместе?

Оля: Репетируют. И слава Богу!

Валик: А я вообще об этом в первый раз слышу, но если это действительно произошло – это круто. Хотя, я в подобные слухи, честно говоря, мало верю.

— И что, неужели вам никогда не хотелось бросить ко всем чертям эту музыку и заняться чем-то более серьёзным? Вы ведь уже достаточно взрослые музыканты.

Оля: Нет, зачем? Концерты они, во-первых, вдохновляют, а во-вторых, во время выступлений у нас происходит такой взаимообмен эмоциями в группе, что мы и сами друг друга вдохновлять начинаем.

Валик: У нас даже семьи образовывались по ходу нашей музыкальной деятельности. Поэтому они сразу были в курсе, что дальше будет непросто и никаких особых проблем с этим у нас сейчас не возникает. Наоборот, все наши близкие люди очень поддерживают нас.

 — И вас совсем нет амбиций? Вот и в столицу вы не рвётесь как многие…

Валик: Просто мы часто бываем в Москве и нам там, честно говоря, не очень нравится находиться долго. Как-то всё очень быстро там.

Оля: К тому же, Харьков – это такой город, который тебя вдохновляет ... . Нет, ну понятно, что кроме самого города, там ещё есть друзья, окружение, но там, на самом деле, очень творческая атмосфера. Киев, например, совсем другой. Там шоу-бизнес, гламур, деньги …Мне кажется, если бы мы туда переехали жить, то уже через полгода завязали бы со всей своей творческой жизнью. Все эти телеканалы, тусовки, вся эта кухня — очень отвлекает от музыки. А в Харькове мы успеваем работать, уделять внимание семье и очень много времени отдавать творчеству.

Валик: В принципе, все известные музыканты из нашего города так и живут в Харькове, никто никуда не уехал. В этом городе есть всё для того, чтобы заниматься музыкой. И там не так уж и скучно, довольно много всего происходит. У нас студенческий город и в нём очень весёлая атмосфера.

А какие ещё города вам кажутся наиболее творческими? Вы же их уже вон сколько объехали.

Валик: В России — Питер, конечно. Питер — очень творческий город, и мне он очень нравится. Из маленьких? Как ни странно – Норильск! Это далеко за полярным кругом, и мы там были всего один раз, но вот там, как ни странно, живут достаточно творческие люди! Хотя и посвятили свою жизнь добыче нефти, газа и злаков. Ну, а что касается Украины, то это Тернополь, мне кажется. Это маленький город, но он достаточно интересный. Ещё Днепропетровск, конечно же. Он не маленький, он большой. Но из больших, самый интересный — всё равно Харьков. У нас там очень много групп. Я всё время узнаю о новых названиях, бываю на их концертах, вижу, что классные коллективы, но мне даже сложно их сосчитать, очень большое количество.

— А к сольному проекту своего коллеги по группе Younatt’у вы как относитесь?

Валик: Ой, нам очень нравится! Мы его вообще-то когда-то и побудили выпускать сольные альбомы, потому что у него дома столько разной музыки начало скапливаться.

— Следующий вопрос, у меня скорее к Оле, как к главной моднице в группе. Если посмотреть фотосессии Lюка или даже прийти на ваш концерт, то всегда удивляешься — откуда у вас берётся фантазия на все эти невероятные костюмы? Помогает кто-нибудь?

Оля: У нас есть очень хороший друг Катя Козлова, она модельер и зачастую все костюмы, которые можно увидеть на мне или на ребятах во время фотосессии — это её задумки.

Валик: Но сейчас мы, честно говоря, уже все костюмы свои переносили. Решили выступать, кто в чём захочет, как все.

— То есть сегодня то, что было чистым, то и одели?

Валик: Ну, типа того, и не только сегодня, а и вообще в последнее время так происходит. Мы перестали готовиться, ждём идей новых.

Оля: Носим то, что под руку попадёт.

— Тогда возвращаемся к музыке. Говорят, прошлым летом на вас выходили представители фестиваля Sziget. Значит ли это, что летом мы с вами там встретимся?

Валик: Да, выходили, но ничем конкретным это так и не закончилось. Я не знаю, мне кажется там дело не столько в том, кого именно выберут организаторы Сигета, сколько в том, кого им порекомендует сама Украина. Я был на Сигете в качестве посетителя и могу сказать, что это настолько круто быть там, что уже даже не важно, кто выступает. И, кстати, само выступление может и не принести тебе никакого роста как музыканту. Особенно, если ты будешь играть в три часа дня и на какой-то неизвестной сцене. Но быть там – это очень круто. Поэтому мы всё-таки надеемся, что когда-нибудь у нас это получится, но чего-то конкретного загадывать не хотим. В принципе всё к тому и идёт, что этим летом мы всё-таки поедем за границу и посмотрим, во что это разовьётся после. К тому же, мы уже очень давно хотим записать англоязычный альбом, просто, как всегда идём к этому очень долго.

— А если бы вам дали глобус и предложили: тычьте пальцем, какую страну выберете, там вам и выступать! Вы бы что выбрали?

Валик: Так много таких мест. Наверное, круто было бы попасть в Рио–де-Жанейро. Бразилия — это моя мечта. Вот бы во время карнавала там выступить – это было бы по-настоящему здорово!

Оля: А я хочу концерт в Индии. Там хорошо, там тепло.

Валик: Да, жаль только, что в Индии сложно с концертами. А вообще, нам бы везде хотелось, мы любим играть…

Официальный сайт группы: www.luk.com.ua

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: