Everything is made in China: «Нам нравится ставить песни с ног на голову»

14 ноября московская группа Everything is made in China дала концерт в клубе «16 тонн». Перед выступлением Максим (вокал, гитара), Филипп (бас-гитара, клавишные) и Саша (ударные) поговорили с The Spot о запоминающихся концертах, роли музыкальных продюсеров и работе над новым альбомом.

The Spot: Давайте начнём с ваших впечатлений о том, как вы ездили с концертами по России.
Филипп: Мы начали ездить осенью. Это интересно, конечно. Самый, наверное, грандиозный концерт был в Екатеринбурге. Мы совсем не ожидали, что люди из соседних городов поедут на нас. Из Челябинска люди как-то сгруппировались, арендовали автобус. Там были списки людей, потому что для них организаторы  специально ниже цены сделали. В этих списках было написано кто откуда, так там были люди из Уфы, из каких-то других городов. Вообще было феерично, люди там буквально с первой песни все начали петь. Было удивительно почувствовать себя какой-то большой группой.

The Spot: Вы планируете и дальше ездить после такого приёма?
Филипп: Да, у нас запланировано много концертов в России. Мы просто не стали делать так, чтобы это было едино, две недели – и всё. Так как некоторые из нас работают, да и в принципе, чтобы растянуть удовольствие, у нас выезды раз в неделю, на выходные, скорее всего, будут. В декабре у нас все выходные – это как раз выезды.

The Spot: Есть ли какая-то разница между концертами в России и в Европе? Даже не в плане организации, а по ощущениям.
Филипп: Кстати, организация у нас бывает получше, чем в Европе. В Екатеринбург, например, нас парень привёз, это был первый концерт, который он делал, ему 18 лет.
Максим: Нет, не в жизни, это был его первый концерт не местных групп.
Филипп: Ну да. В общем, это была одна из лучших организаций. И у нас умеют делать на достойном уровне.
Саша: Самая большая проблема – это когда люди спустя рукава подходят к организации концерта.
Филипп: Так что и в Европе есть хорошие организаторы, есть плохие организаторы, так же и у нас. А в плане публики… Когда люди хорошо принимают – это везде хорошо, когда плохо – везде плохо. Зависимости этого от страны я ни разу не почувствовал.
Максим: В целом тяжело говорить о какой-то разнице. В Европе разве что люди более раскрепощённые. Они в принципе по-другому относятся к концертам. Для них пойти на концерт – это не какое-то событие, а вполне обычное, чуть ли не будничное состояние. Они просто привыкли смотреть группы, много разных групп. Конечно, и у нас такие есть люди, но намного меньше. Здесь всё-таки концерт – это какое-то событие.

The Spot: Вы говорили о том, как принимает вас публика. А что самое приятное вам говорили после концертов?
Максим: Когда мы были на Radio Rocks,  их ведущая сказала, что вот по звуку молодые музыканты раньше ориентировались на Tequilajazzz, а мы сейчас тоже одна из таких групп, на которые молодые музыканты ориентируются.
Саша: На самом деле не скромничай, она сказала, что мы вторая группа, которая задаёт тон в плане звука, после Tequilajazzz.
Максим: Это было очень громко сказано, я вот так не могу сказать. Но было очень лестно это слышать, потому что она ведущая, она понимает, что она говорит.
Филипп: Мне вообще нравится, когда после концерта люди подходят и что-то говорят. Это каждый раз приятно. Даже если люди говорят критику, всё равно хорошо, что зрители как-то реагируют.
Саша: Тщеславие!
Филипп: Просто некоторые приходят на концерт, как на выставку. Только на выставке ходишь от картины до картины, а здесь ты стоишь, а перед тобой картинки ходят. Вот такие люди очень сильно расстраивают. А когда люди живые, как-то реагируют: положительно, отрицательно – не важно, когда реакция есть от публики – это хорошо, мне нравится.
Саша: По-моему, самое страшное – когда ты играешь музыку, выкладываешься, а публика стоит просто так.
Филипп: Да, это вообще.
Саша: Ты думаешь, что, может, со звуком что-то не то…
Филипп: Ты думаешь, что же ты не так сделал? Поэтому да, реакция людей очень важна.

The Spot: Как на вас люди реагировали и какие у вас были впечатления, когда вы перед UNKLE выступали?
Максим: Кстати, это был один из адекватных разогревов в нашей жизни.
Филипп: Получилось так, что концерт задержался, поэтому мы должны были выходить, в то время, когда зал ещё не полон. То есть мы вышли, а там было занято процентов десять от того, что могло быть.
Саша: Три ряда первых.
Филипп: Да, и было приятно играть, когда ты видишь, что люди входят и реагируют. Как будто ты идёшь навстречу человеку и протягиваешь ему руку, уже заранее здороваясь.
Саша: Люди, которые, может быть, ни разу не слышали и не имели никакого представления о коллективе, обычно несколько предвзято относятся. Они пришли на своего любимого исполнителя, на UNKLE, а тут перед ними местные не пойми кто, и люди вынуждены ждать. Удивительно оказалось, что это не так. Люди постояли первую песню, на второй было более живо, а к концу выступления…
Филипп: В конце выступления не было ощущения, что мы разогрев. Действительно, то, что там люди устроили, я бы даже назвал это громким словом овации. Для меня это было сильно. Нас очень тепло приняли.

The Spot: Вы потом были на самом концерте?
Максим: Да, клёвый концерт был. Мы слушаем этого исполнителя года с 98-го. Очень интересный проект, интересно развивался, очень разносторонний. И они отличные делают шоу живые. Хорошая очень группа. Нам нравится.
Филипп: Могло быть лучше! Просто там некое разоблачение получается, в хорошем смысле. Как бы у тебя есть какие-то ожидания, ты слушал пластинки, ждал концерт. А тут ты видишь своего кумира вживую, можешь с ним соприкоснуться . И тебя что-то разочаровывает, что-то, наоборот, нравится. Я думал, что будет всё как-то прикольнее. Но, конечно, качественно всё, отлично.
Саша: Вот ты ожидал чего-то большего, как с другой планеты, а тут просто хороший концерт.
Филипп: Я ожидал, действительно, как приедут, так будет вообще…
Саша: Космос.
Максим: Концерт – это такая, знаете, очень непредсказуемая вещь. К сожалению, может что-то повлиять на твоё чисто эмоциональное состояние: природа, погода, всё что хотите. Это очень странная вещь, что именно в момент концерта, в эту минуту мне должно это нравиться.
Саша: Короче, никогда не ходите на концерты своих любимых групп (смеются).
Максим: Не факт, что в этот момент просто ты будешь готов. Когда ты слушаешь музыку, ты можешь тот же UNKLE включить и понять, что, наверное, лучше не сейчас его послушать, а в другой раз. Так и с концертами. Это очень странно.

YouTube Preview Image

The Spot: Вы хотели бы с кем-то записать дуэт или просто посотрудничать? Вы же уже записывались с Aerofall, может, ещё хотите?
Максим: Кстати, это было отлично, можно повторить.
Филипп: На самом деле у нас больше есть желание не то что бы с кем-то из групп посотрудничать, а скорее кем-то из тех, кто делает эти группы. Продюсеров не в финансовом плане, а в звуковом. Есть же какие-то три-четыре человека, которые делают очень хорошие пластинки. Хотелось бы просто услышать, как бы звучала наша музыка их руками.
Максим: Да, если взять по звуку, там, допустим, Джон МакИнтайр очень сильно отличается от того же Найджела Годрича, или там, не знаю, кого ещё из продюсеров вспомнить…
Саша: Стива Альбини!
Максим: Стива Альбини, да. Они очень разные продюсеры, очень разно строят группы, очень разно их слышат. Соответственно было бы интересно поработать как с Риком Рубином, так и с Джоном МакИнтайром. Есть миллион примеров того, как группа звучит с одним продюсером так, а потом она поменяет продюсера и появляется что-то новое. Вот даже Брайан Ино на последнем альбоме Coldplay очень сильно слышен, он очень сильно повлиял на них. Альбом отличается от X&Y и от других.

The Spot: Кстати, вы сейчас уже пишете новый материал?
Максим: Мы репетируем. Не очень много времени в последнее время есть на это. Но мы всё больше и больше будем этим сейчас заниматься.

The Spot: Какая-то картина вырисовывается, на что это будет похоже?
Филипп: Это как будто у ребёнка ещё не стали появляться ножки. Такая стадия беременности, даже не роды.
Максим: Есть определённые заготовки, есть определённые дорожки, на которые мы всё это ставим. Мне кажется, это иногда происходить вот так (щёлкает пальцами) – и за две недели ты сочиняешь всё. Грубо говоря, ты учишься чему-то, ищешь что-то целый год, а потом за две недели отфигачиваешь всё, что вообще будет на следующем твоём альбоме. Не знаю, будет в этот раз так или нет, но такой рывок в какой-то момент происходит, когда ты нашёл что-то, и у тебя кубики все становятся куда надо. Пока мы ищем эти дорожки и не можем сказать, куда всё это идёт. К счастью или к сожалению, мы всегда стараемся искать что-то новое, особенно в аранжировках. Соответственно, в этот раз опять же мы пытаемся всё поменять, а когда ты пытаешься всё поменять – это длительный процесс.
Филипп: Просто нам нравятся песни с ног на голову ставить. То есть, сочинили песню, она вот так звучит. Потом решили: так, всё, забыли про старые партии, теперь новые. Вот с предыдущим альбомом мы всё записывали на диктофон, все наши репетиции. Потом был такой период, когда мы просто переслушали всё это и увидели, что мы там такие вещи делали! Я из одной песни набрал, понарезал, как она звучала в процессе становления. Там просто дикие вещи были. Потом думаешь, неужели мы такое играли? А вообще, самое интересное – это, в принципе, две ситуации. Первая – это когда песня появляется и сразу всех удовлетворяет, как было с песней The City of Airstrip One. Мы буквально сели и сыграли её, я не знаю, как так получилось. А вторая – это когда песня такая сложная, где надо продираться сквозь тернии, чтобы понять, что же там надо, какую партию.

The City of Airstrip One

The Spot: А когда вы визуальный ряд для концертов придумываете, это как происходит?
Филипп: Это придумывает Илья (художник). Он сам всё делает, мы пытаемся не вмешиваться в его поиски. Но очень много для него значит, например, текст и название песни, он очень сильно отталкивается от этого. Интересно получается: он оттолкнулся от названия и воплотил его как-то по-своему, и в итоге совершенно не понятно, откуда он это взял.
Максим: А мне больше всего нравится, когда Илья абстракции делает. У него есть определённые видеоряды, когда он не отталкивался ни от чего, только от музыки, только от состояния. У него это вообще отлично получается. Лучше всего, мне кажется.

The Spot: Как вы относитесь к тому, что сейчас началась новая волна противостояния  искусства в широком смысле и государства?
Максим: Вы про Шевчука?

The Spot: И про него в том числе.
Саша: Мне кажется, у некоторых без протеста нет просто кислорода, они как огонь тухнут.
Максим: В какой-то степени раньше был перекрыт кислород. У них как-то сейчас новый виток появился, опять даёшь протестовать.
Филипп: Это, наверное, нормально, когда люди завязаны на этом, когда это им нужно.
Саша: Ну вот когда была война во Вьетнаме, шестидесятые, конец шестидесятых годов, это тоже было.
Максим: Некоторые сейчас за это цепляются очень смешно, только ради того, чтобы за что-то зацепиться. Я вот не люблю обсуждать политическую ситуацию.


The Spot: То есть, вы не боитесь, что вас всё это коснётся?
Филипп: Я даже не знаю, каким образом это может нас коснуться. Мы – не DDT, не собираем десятитысячные стадионы, где один человек что-то такое сказал – и все его послушали. Мы такие скромные, люди просто приходят, им нравится музыка наша – и всё.
Максим: У нас всё-таки музыка на первом месте.
Филипп: Это в принципе формулировка новых групп. Если раньше приходили на личности: Тома Йорка, Курта Кобейна, Боно — то сейчас приходят из-за музыки. Я не знаю ни одной личности последнего времени.
Саша: Сейчас ты всё больше и больше слушаешь в плеере музыку, и ты представляешь какие-то свои картины, а не концентрируешься на каких-то личностях.

The Spot: Напоследок, можете рассказать, какие у вас сейчас цели, что для вас сейчас важно?
Максим: Музыка. Новый альбом, все мысли сейчас об этом. О том, как к этому приступить, как его записать, как аранжировать. Не знаю, может, у ребят что-то другое, но я постоянно об этом думаю, всё больше и больше. В конце концов, это всегда так происходит, это занимает 24 часа твоего мышления. Ты ложишься с этим, встаёшь с этим, думаешь о том, как здесь, как там, как то, как это.
Филипп: Макс рассказал нам «Защиту Лужина» на манер музыканта.
Максим: Просто мы очень много всё обдумываем.Второй альбом – он ещё более продуманный, чем первый, я думаю, третий будет ещё более продуманный. Хорошо это или плохо, но эмоциям мы поддаёмся только в момент непосредственно сочинения.
Филипп: При всём при том у нас сейчас совершенно новый подход к написанию и записи песен. То, как мы сейчас начали работать, мы ещё так никогда не делали.
Саша: Мы ставим датчики, в комнату тридцать кошек нагоняем, отслеживаем их траекторию движения и потом перекладываем на спектральный анализатор.
Филипп: Время предоставляет новые возможности, почему бы ими не пользоваться? Тем более, что всеми возможностями, которые уже были, мы уже воспользовались. Так что всё в ногу со временем.

Официальный сайт: http://eimicmusic.com/blog/
MySpace: http://www.myspace.com/eimic

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: