Кассиопея. Интервью

kassio

Белорусская группа Кассиопея как-то в одночасье стала популярной и знаменитой в России. Не будет преувеличением сказать, что их абсурдистские песни и футуристичные костюмы никого не могут оставить равнодушными, даже самого художника Андрея Бартенева.

Александр Либерзон, основатель группы и ее худрук, признается, что идея проекта возникла, можно сказать, от нечего делать:

— Просто иногда бывает нечего делать и хочется что-то придумывать, играть на музыкальных инструментах, выпивать с друзьями…С этого все и вытекло.

В России творчество Кассиопеи становится все более популярным, с каждым месяцем группа завоевывает все больше поклонников. На вопрос о том, как обстоят дела с популярностью и публикой на родине музыкантов, в Белоруссии, Александр отвечает:

— Публики у нас, наверное, много. Но мы ее не видим, потому что редко играем. А редко играем, потому что особо и некогда играть.

Если уж говорить о слушателях, нельзя не вспомнить «миф» о том, что однажды группа выступала, перед такими полит-селебрити, как Валерия Новодворская и Ирина Хакамада.

— Да ептель-моптель! – горячится Илья Черепко, вокалист группы. — Это мифология. Боюсь, что Новодворская занята совсем другого масштаба проблемами, и Хакамада занята другими проблемами. Хотя, они действительно присутствовали с нами в одном месте в одно время, но относительно их оценок и относительно вообще того, заметили они нас или нет, мы не знаем ровным счетом ничего. Зато Бартенев нас заметил. И танцевал в костюме с колбасой надувной на голове.

— И танцевал единственный. – замечает Сергей Соколов, гитарист.

— Да, все остальные стояли спинами и рассматривали виньетки и лепнину церетельевскую. — резюмирует Илья.

kassio2

В продолжение темы выступлений ребята рассказали о самом необычном месте, в котором им когда-либо приходилось выступать. Дело было в 2004 году на барже, на Клязьминском водохранилище, где в тот момент проходил фестиваль «Арт-Клязьма», посвященный актуальному российскому искусству.

— Там было триста художников и поэтов. Паразитов каких-то. – рассказывает Илья.

— И восемьсот таджиков. – добавляет Сергей.

— Мы там были единственными людьми, которые имели отношения к высокому. – хвастает Илья.

— А все остальные – к низкому. – тут же невзначай вставляет Александр.

Илья продолжает:

— И нам единственное, кто понравился, это какая-то артель художников из средней полосы России. Они создали условия все, сделали такой кружок, наплели лозы в качестве забора, поставили телеги со стогами сена, чтоб можно было забраться туда. Водку, самогонку наливали и баню сделали на берегу. Вот это я понимаю, высший класс.

— У нас обычно низший класс, а необычный – когда высший класс. – поясняет Александр.

— Мы любим анти-люкс. – добавляет Сергей.

kassio3

У Кассиопеи уже есть контракт со звукозаписывающей компанией «Снегири» и первый официальный альбом, который так и называется «Кассиопея», успевший собрать многочисленные отзывы музыкальных критиков. В дальнейших творческих планах, по словам самих участников группы, создание дирижаблей шестого поколения. А если подходить к вопросу более-менее серьезно, ребята мечтают о написании рок-оперы под названием «Сказки бабушки Ванги или две недели до конца света».

Песни же, которые музыканты исполняют в данный момент, отчасти похожи на психоделические мультфильмы. О мультфильмах, просмотренных в детстве, музыканты рассказывают следующее:

— Мультики? Клей «Момент» такой был, с него замечательные мультфильмы можно было увидеть. – делится Илья. — Такие, что и «Ну погоди!» нервно убегает в кусты.

— Союзмоментфильм. – уточняет Александр.

А с кем из мультяшных героев вам хотелось бы выпить?

— С трупом невесты хотелось бы выпить. И с ее червяком из глаза. – говорит Илья.

В заключение музыканты Кассиопеи рассказали о творческом процессе и ответили на так давно мучивший некоторых их поклонников вопрос: «Чего именно и в каком количестве надо выпить, чтобы написать песню про черную руку?».

— Это смотря какое слово в пене. Они сочинялись по одному слову. Мы песню сочиняли полгода, по слову в неделю. Вот «черная», тогда мы выпивали бальзам. – наглядно объясняет Илья. — «Рука» — тогда мы тянулись к пиву. «Бедная, бедная, бедная…

— Тогда мы тянулись к боярышнику. – продолжает Александр.

— «Линия жизни» — это название белорусских плодово-ягодных.

— Ну и так вот бутылка за бутылкой и придумалась песня.

Myspace: http://www.myspace.com/cassiopeja09

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • Вася Пупкин
    14 декабря 2009 | Ответить

    Thumb up 5 Thumb down 0

    «Не будет преувеличением сказать, что их абсурдистские песни и футуристичные костюмы никого не могут оставить равнодушными даже самого художника Андрея Бартенева».

    Перед тем, как писать статьи, неплохо бы изучить правила русского языка, в т.ч. расстановку запятых. Дальнейших примеров некорректной пунктуации приводить не буду, но их там предостаточно. Перед опубликованием рекомендую давать текст на проверку адекватному редактору, или хотя бы не полениться и воспользоваться spellcheck'ом в Word.

    Также немного напрягают фразы с конструкциями вроде «Дело было в 2004 году на барже, на Клязьминском водохранилище», но это уже патология другого рода. Нужно просто больше читать и писать, тогда такую «кривизну» начнете замечать сами. И «прямую речь» собеседников стоит все-таки хоть немного «причесывать» («И нам единственное кто понравился, это какая-то артель», «Это смотря какое слово в пене»).

    Простите, конечно, но это 2 с «плюсом». Из которых «плюс» — за рвение.

    Андрей Алексеевич вряд ли хорошо оценил бы эту работу.

    Поэтому — работать, работать и работать. Много-много читать и писать.

    И пользоваться spellcheck'ом, только без фанатизма — он тоже периодически допускает глупые ошибки.

    Всего наилучшего.

    Вася.

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: