Тени появляются в полночь: «Нью-Йорк» Ричарда Хэмблтона

Он и город грехов, и таинственный Готэм-сити — Нью-Йорк, место действия и родина классических комиксов. Красочные романтические истории про супер-героев уже успели обрасти своей особой эстетикой, включающей мельчайшие детали — от цветов и времени суток основных действий до характерных поз героев. Попадая в залы ММСИ на Гоголевском б-ре 10, можно подумать, что перед Вами — пантеон этой эстетики, изображения, привычное место которых на страницах, вырвавшиеся наружу на холсты. Однако столь романтический оттенок творчество американца Ричарда Хэмблтона (Richard Hambleton) получило только сейчас, в белых стенах, а начиналась эта история несколько иначе.

Название выставки в полном ее варианте включает следующий пассаж, адреесованный Хэмблтону: «Поп экспрессионист, крестный отец стрит-арта». Такое безумное сочетание в одном художнике легко объяснимо, ведь это Нью-Йорк, котел культур, течений и направлений. В 1980-х Хэмблтон вместе с Жан-Мишелем Баскиа (Jean-Michel Basquiat) и Китом Херингом (Keith Haring) составляли богемную арт-тусовку Сохо, крутившуюся  вокруг Энди Уорхола (Andy Warhol). Именно тогда, считается, Хэмблтон первым вынес искусство на улицы, от чего художника теперь именуют крестным отцом стрит-арта: именно искусство, а не тэги, привычные для граффитчиков. Начинал он с серии «Image mass murder»: рисовал на улицах контуры якобы убитой здесь жертвы, как это делают в кино про полицейских, а поверх разбрызгивал краску, напоминающую застывшую кровь. Вскоре снимок одного такого рисунка украсил первую полосу.

Следующей серией стали «Shadowmеn»: тени в натуральный человеческий рост, нарисованные на стенах домов в самых темных закоулках, где, увидев ее, можно было и вправду подумать, что кто-то угрожающе за тобой следит и вот-вот нападет.Такое искусство стало закономерной реакцией на агрессивную среду города, полную страхов и опасностей, часто создаваемых самими страхами. Любое вторжение искусства в городскую среду — это попыткой его очеловечить, сделать из мертвого бетона некую живую субстанцию.

Все «тени» были сделаны с ювелирной точностью: краска вроде бы небрежно разбрызгана, как у Поллока в 1950е, но при этом каждая линия или выступ здесь не случайны, а в совокупности всего изображения составляют единый точный силуэт. За счет многочисленных брызг фигуры находятся почти что в движении. Позы «теней» либо агрессивны, либо интригующе застывши в ожидании. В целом все они одновременно с пугающей чернотой безмерно манящи, привлекательны — скорее все той же романтической эстетикой опасности на улицах большого города под названием Нью-Йорк.

То, что мы видим на выставке, — это те же тени, но перенесенные на холсты, и сделанные, соответственно, значительно позже — уже в 1990е и 2000е. В это же время в ряде безымянных персонажей Хэмблтона появляется наездник — ковбой Мальборо, тиражированный хрестоматийный образ, но превратившийся из светлого героя в мрачного вестника апокалипсиса.

И здесь, в белых стенах с высокими потолками, холсты с тенями превращают музей в некий храм-пантеон героев когда-то случившихся событий в таинственном городе, появляющемся на карте только в темное время суток.

Ричард Хэмблтон «Нью-Йорк» в ММСИ (Гоголевский 10) до 26 сентября

В материале использованы иллюстрации с сайта valmorbida.com

 

Еще по теме:

Откуда вышел Banksy?

Смертельно искусные: Энди Уорхол и Дэмиэн Херст

 

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: