Советский «глянец»* в ММСИ

vladimirov

Владимиров И. «Интуристы в Ленинграде», 1937

Конструирование иной реальности, программирование стереотипов, да попросту «обучение» тому, как надо жить, а отчасти и подмена этой самой жизни – есть по сути одна из задач глянца. Хоть и не его одного, но все же — ответственность на этом красивом и блестящем, что нас повсюду окружает,  значительна. То, что выполняло подобную функцию в далеких 1930—1940-хх годах, до 17 января показывает выставка в ММСИ на Гоголевском б-ре 10«Соцреализм: инвентаризация архива».

На выставке – собрание произведений советского официального искусства 1930-х – 1940-х годов. В 1937—1939 годах эти работы заказывались и собирались в процессе подготовки масштабного проекта – выставки «Индустрия социализма», которая должна была послужить демонстрацией советских успехов. Но она так и не состоялась, а работы были отправлены в архивы. Сейчас же они наконец увидели свет, но теперь уже в рамках проекта аналитического, призванного сделать анализ художественной ситуации тех лет.

Здесь показано официальное искусство-инструмент пропаганды и агитации, но никак не самостоятельно действующее, претендующее на автономность звено культуры. «Весь арсенал мирового искусства ставится на службу создания новой мифологии и нового художественного словаря. Задача – максимальное воздействие на человеческое сознание, своеобразное замещение прежних, основанных на религиозном мировосприятии, клише на новые, обладающие большей суггестивной силой». – Так описывает это искусство куратор выставки Зельфира Трегулова.

sozrealism6sozrealism7

Люшин В.И. «Пограничники в Батуми», 1932;  Цветков Б.И. «Гидроавиация»,
1933

В 1930-е года на смену авангарду, неспособному выполнять необходимые идеологические задачи, в «открытое» искусство приходит дореволюционная академическая школа, которая могла реалистично писать картину социализма – не конструировать, а подменять жизнь.

Несколько обширных залов выставки отданы под портреты вождя – Сталина, который становился центральной фигурой, эдаким любимцем «таблоидов». Его помещали в сюжеты реальных событий, в которых он попросту не участвовал или даже физически не мог участвовать. Где-то, по мнению куратора, создается впечатление, что было взято чужое полотно, а портреты нарисованы сверху. Изображение Сталина стало производством, поставленным на поток, иконографией со своими канонами и разновидностями: сидящий Сталин,  портрет Сталина и какого-либо общественного деятеля, Сталин перед народом и т.п.

sozrealism4sozrealism5

Бродский И.И. «Портрет И.В. Сталина», 1933;  Мальцев П.Т. «Встреча героического экипажа»,
1936

В остальных залах – портрет народа. Причем у этого сюжета тоже появились свои особенности изображения. Помимо нарочитой оптимистичности, советские «товарищи» изображались коллективно – как в работе, так и в отдыхе. Понятия «приватной жизни» здесь и не могло существовать. Коллективная радость и труд, любовь к вождю и ясный взгляд в счастливое социалистическое будущее – та картина мира, модель поведения, которая внушалась советскому человеку в одно из самых непростых времен. В предвоенных работах изображались парашютисты, танкисты, летчики и прочие бравые ребята и колхозницы – все это яркими красками, мужественно и оптимистично. Типичной атрибутикой советской официальной живописи стали газета «Правда», портреты вождей на столах и полках, зеленые лампы и прочая, плотно ассоциирующаяся с «совком» домашняя утварь.

sozrealism2

Лукин В. «Уголь Кузбасса», 1938

sozrealism3Несколько небольших залов занимают плакаты, с которых яркими буквами доносятся лозунги-«слоганы» советского «глянца»: «Равноправная женщина социализма», «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», «Волго-Дон построили, уоллстритовцев расстроили» и т.д.

Помимо выполнения основной задачи — анализа механизма воздействия такого официального искусства на сознание человека, выставка дает хорошее понимание контекста. А именно – контекста, в котором появилась мощная волна неофициального искусства в дальнейшем. Существование соцреализма стало одним из кирпичиков фундамента, от которого отталкивались многие сейчас уже известные советские подпольные художники. Помимо всего прочего советская тематика до сих пор не освобождает умы: вспомнить даже работы летней выставки «Машина и Наташа» в Проекте фабрика. На пример, «Стандарт» Арсения Жиляева — сервант с портретом Ленина внутри – советский образец интерьера обычной квартиры.

Испытать на себе силу воздействия советского «глянца» можно до 17 января в ММСИ на Гоголевском б-ре 10.

*в понятие «глянец» автор текста включает журналы, любые возможные формы рекламы и иные средства коммуникации, создающие в сознании потребителя «картинку» определенного образа жизни.

В материале использовались иллюстрации с сайтов: mmoma.ru, rosizo.ru, museum.ru

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • Кирилл Савинов
    12 января 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    совершенно замечательный материал. я как раз сборник читаю «ссср территория любви». про различные культурные аспекты частной жизни советских людей и все один к одному попадается)

    • 12 января 2010 | Ответить

      Thumb up 0 Thumb down 0

      на эту тему еще про ТВ есть отличная книжка воспоминаний его в широком смысле создателей «Шаболовка 53». В целом очень позитивно рассказывается из первых уст, как это все делалось сначала чуть ли ни на коленке, сколько энтузиазма, но если капнуть глубже — дает четкое понимание, какое это было делание мозга аудитории. После этого я очень подозрительно отношусь к телевидению в целом ;)

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: