Наталья Резник и Денис Давыдов: «Фотоаппарат – это всего лишь инструмент, а самое главное – это ты сам, автор»

Наталья Резник и Денис Давыдов – молодые фотографы из Перми, участники различных международных  фотошкол, успевшие пожить и поработать несколько лет в Праге, основатели арт-лаборатории Photocult при Пермском институте искусств и культуры. В этом году их проект «Виртуальные знакомства» попал на Фотобиеннале 2010 – его можно было увидеть в галерее на Солянке; он же принёс победу в конкурсе среди молодых авторов «Лучший фотопроект Московской Фотобиеннале 2010» — в октябре они поедут на Art Frieze Fair, крупнейшую европейскую ярмарку современного искусства. В интервью TheSpot.ru Наталья и Денис рассказали о том, с чего начиналась их история, каково работать с обычными людьми в качестве моделей, и о том, как выглядит «пермский проект» изнутри.

TheSpot: Здравствуйте, Наталья и Денис. Как так вышло, что вы решили профессионально заняться фотографией?

Денис: Наверное, такого не бывает, что человек сидел-сидел и в один прекрасный момент решил – вот, займусь-ка я фотографией! Хотя,  может теперь и бывает – с повсеместным распространением дешёвых цифрозеркалок :)

Наталья: Но у нас было не так. Когда я училась на дизайне в университете, у нас полгода был предмет «фотодело», мы тогда бегали все со старыми «Зенитами» и ФЭДами» такие счастливые, печатали сами в тёмной комнате на огромном фотоувеличителе типа «Азов»… Про цифровые камеры только слышали – что там где-то, у «буржуев» они есть – двухмегапиксельные! Никто из группы больше серьезно фотографией не занялся, я одна почему-то этим заболела… Через год  сама стала вести фотокружок для студентов и Денис по счастливой случайности пришёл ко мне учиться – тоже со своим «Зенитом», как водится! После этого и стали работать вместе. Купили первую цифровую камеру, стали ходить по журналам. Тогда ещё этот рынок был почти пустой, мы из молодых чуть ли ни одни там были.

«Ведь мало проект отснять – главное, придумать, обсудить концепцию, подход.»

TS: Вы всегда работаете вместе или у вас бывают индивидуальные проекты?

Наталья: Работаем с фотографией практически всегда вместе. Даже если и делаем такие проекты, где один задействован больше, а другой меньше (например, находится в это время в другом городе или даже стране), все равно подписываем эти работы коллективно – как творческая группа. Ведь мало проект отснять – главное, придумать, обсудить концепцию, подход. Для этого необязательно находиться вместе территориально.

Индивидуальные проекты у нас есть – но это вне поля фотографии. Я пишу статьи для портала Photographer.ru, кураторские тексты для выставок молодых художников.

Денис: А я занимаюсь документальным кино. Снял в Дании в 2009 году фильм «Семья», который был показан в Перми  на Международном фестивале документального кино «Флаэртиана». Есть у нас такой замечательный фестиваль, которым занимается режиссер Павел Печенкин, обычно он проходит осенью и к нам съезжается много интересных режиссеров, сценаристов со всего мира, проводятся уникальные кинопоказы, мастер-классы…

TS: Творческие разногласия случаются?

Наталья: Обычно Денис у нас отвечает за техническую составляющую снимка, я – за идею и постановку. Хотя, обсуждаем все вместе, думаем, как сделать лучше; после съёмки проводим «разбор полетов»  – вот тогда бывают и разногласия, что-то вроде: «Я же говорила, что надо вот так делать…». Но в споре рождается истина, всегда хорошо, когда есть взгляд со стороны, рефлексия твоих действий.

«Цель художника – заставить зрителя задуматься, поставить его перед выбором, который ему предстоит сделать самому.»

TS: Как рождается замысел очередной серии фотографий? Вы уделяете особое внимание людям, их судьбам, проблемам. Насколько глубоко вы вникаете в истории своих моделей?

Наталья: Замысел очередной серии или проекта вызревает долго. Не один месяц, иногда даже не год. Мы не оторваны от реальности, мы реагируем на то, что происходит вокруг, это хочется осмыслить, отрефлексировать — фотография даёт такую возможность. Какие-то маленькие «уколы» восприятия, образы, герои – всё это потихоньку складывается в общую картину и рождается проект. Но здесь много работы – визуальное единство проекта, его концептуальная наполненность, «открытость» вопросов; проект не должен быть одномерным, предполагающим однозначный ответ у зрителя. Цель художника – заставить зрителя задуматься, поставить его перед выбором, который ему предстоит сделать самому.

Сиприан, 72 г., профессор из Лондона. В Россию приехал первый раз в 1982 году, преподавал в Москве в университете, в то время в аудитории всегда был военный, который контролировал, что он говорит студентам. До сих пор Сиприан подвергается дискриминации каждый день (молодые люди кричат и улюлюкают ему вслед, поднимают руку, крича: «Хайль, Гитлер!»), но он не уезжает из России, его цель здесь — просвещать молодежь, заставить их задуматься о проблемах дискриминации. Считает, что борьба с дискриминацией должна стать отдельным предметом в школе. (из серии «Другие» 2010).

TS:Наверняка во время съемок возникали какие-нибудь комичные ситуации. Поделитесь?

Денис: При работе с людьми (а мы работаем с обычными людьми, которые выступают моделями в наших съемках) всегда необходимо быть готовым ко всему – тут невозможно всё четко запланировать. Можно лишь предполагать. Когда мы снимали проект «Виртуальные знакомства», по замыслу проекта мы должны были снимать людей в их естественной среде бытия – нам нужно было «напроситься» к ним домой, заставить поверить в то, что мы не собираемся причинить им вред. Странная ситуация получилась, когда с одним мужчиной мы, казалось,  наладили очень хороший контакт, он  охотно согласился, чтобы мы приехали к нему на съемную квартиру для фотосессии  (дело было в Праге). Мы приехали, разложили всё, поставили свет, а он всё какой-то напряженный — как потом выяснилось, в соседней комнате настороже сидели его друзья чуть ли ни с дубинами, которых он позвал на случай того, если мы захотим его ограбить или убить.

Ян, 49 лет, родился в Чехии. Мечтает разрушить институт брака и вернуться к родоплеменным отношениям;  Елена, 50 лет, в прошлом товаровед из Беларуси. Приехала в Прагу из Минска. Через четыре года из разнорабочей превратилась в бизнес-леди, занимается недвижимостью. Несколько месяцев переписывается через Интернет с капитаном дальнего плавания из Австралии. Мечтает об общем бизнесе с будущем мужем. (из серии «Виртуальные знакомства» 2009)


Яра, 55 лет, в прошлом программист, родился в Праге. Странный, тихий и абсолютно не богатый программист на пенсии мечтает о красавице-жене из России или Украины, создает в Интернет впечатление успешного и обеспеченного мужчины;  Людмила, 52 года. Преподаватель и переводчик английского и итальянского языка из Украины. Многократный призер международных чемпионатов по бальным танцам. По Интернету ей приходит по 80 писем в день – первое время «рука отпадала отвечать». «Теперь у меня есть три заготовки, которые я вставляю в письмо: полный отказ, надо узнать друг друга получше и давай встретимся-познакомимся»(из серии «Виртуальные знакомства», 2009)

TS: Подписи, сопровождающие ваши фотографии, придают им остросоциальный характер. Вы стремитесь заставить зрителей задуматься о проблемах современного общества? Верите ли вы в то, что это возможно?

Наталья: Вообще вопрос о роли художника в современном искусстве непростой. Вроде как, критическая функция искусства актуальна и сегодня — для того, чтобы «разбудить мещан» от их потребительского сна. Другое дело, что люди этому очень сильно сопротивляются. Возможно ли это? Наверное, возможно – иначе мы бы не делали подобных проектов.

Хочется верить в то, что это возможно – хотя роль «пророков», конечно, у нас нет цели апроприировать. Мы, скорее, как азиаты – «что видим, то поём». Мы не пропагандируем и ни к чему не призываем, просто пытаемся ставить наболевшие вопросы, и решаем их сами для себя. И современное западное увлечение фотографией как видом социологического исследования не обошло нас стороной — нам интересны люди, их проблемы.

Безусловно, современному художнику не обойтись и  без теоретической подготовки,  поэтому читаем литературу по истории и теории искусства, философии, социологии – это позволяет не просто видеть внешнюю сторону реальности, но и иметь дело с внутренней. Не случайно во Франции, например, для того, чтобы поступить на отделение фотографии в институт, нужно окончить не менее трёх курсов философского факультета.

Из серии «Время зомби» (2009)

TS: Мы знаем, что вы открыли свою школу фотографии Photocult при Пермском институте искусств и культуры.  Каково это – не только творить самому, но и учить этому других?

Наталья: Вообще, когда учишь кого-то – начинаешь сам больше понимать, это давно известно. В июне состоится первый выпуск нашего курса, и за время их обучения у нас было ощущение, что мы сами напряжённо учились в фотошколе. Потому что те вещи, которые ты для себя не проговариваешь, они тебе кажутся очевидными или ты их воспринимаешь где-то на чувственно-интуитивном уровне; здесь нужно четко артикулировать, если хочешь донести их до других. Поэтому каждая лекция и семинар для нас тоже вызов в некотором роде. Это же авторский курс. Мы вообще почти полностью отошли от традиционной практики российских фотокурсов – теория фототехники, практика, жанры (натюрморт, портрет, ню и пр.). У нас это не основное.

Photocult  пока еще в процессе становления, но мы стараемся строить обучение по западному образцу – больше учим думать, чем снимать. Пытаемся донести до студентов, что фотоаппарат – это всего лишь инструмент, а самое главное – это ты сам, автор. Фотография – это только медиа для того, чтобы выразить твои мысли в визуальной форме. Причём у нас нет иллюзий насчет того, что все наши студенты займутся в дальнейшем серьезно арт-фотографией. Кто-то ведь хочет просто научиться ремеслу и снимать свадьбы, например. И, конечно, научить «быть личностью» никого не возможно. Однако  очень радует, когда  видишь  молодых ребят с горящими глазами, которые хотят делать что-то важное и серьёзное в фотографии, но не знают как. А мы даём им для этого инструменты.

TS: В вашу школу может поступить любой желающий, или есть какой-то конкурсный отбор? Расскажите про ваших учеников.

Денис: Пока наша арт-лаборатория работает в рамках фотошколы, куда может поступить любой желающий. Однако мы совсем недавно стартовали и, конечно, надеемся, со временем  сможем проводить и конкурсный отбор. Учебный процесс выстраиваем тоже с  европейских позиций отношений не «преподаватель-ученик», подразумевающих доминирование и вертикаль, а с горизонтальных позиций взаимоотношений – «тьютор-слушатель». Тьютор – это не учитель, а, скорее, наставник, коуч, даже духовный гуру иногда. Мы даем информацию, инструменты для развития, показываем пути, а слушатель уже решает и выбирает сам, в какую сторону ему двигаться.

TS: А что насчет бытовой стороны вопроса? Как вы нашли помещение и деньги? Тяжело было уладить все бюрократические сложности?

Денис: По поводу бытовой стороны вопроса – у нас же государственная организация, Пермский институт культуры и искусств (мы даже даём диплом государственного образца), хотя фотошкола и существует на факультете дополнительного образования. Есть молодой амбициозный коллектив, который поверил в то, что мы способны сделать эту школу. И вот мы её делаем. Скоро у нас будет студия на базе института (пока мы ее арендуем у других фотографов), там планируется также оборудовать тёмную комнату, где можно будет проявлять и печатать. Будет и зона для проведения небольших авторских выставок – хотелось бы,  например, показывать персональные проекты наших выпускников.

«Умная и тонкая фотография останется всегда. И это не каша, а изысканное блюдо, которого никогда на всех не хватает. Ведь даже если все население земного шара станет фотографами, то интересных авторов из них все равно будут единицы.»

TS: Что вы думаете о современной моде на фотографию? Как вам кажется, тот факт, что фотография стала таким «массовым» явлением, — это хорошо или плохо?

Умная и тонкая фотография останется всегда. И это не каша, а изысканное блюдо, которого никогда на всех не хватает. Ведь даже если все население земного шара станет фотографами, то интересных авторов из них все равно будут единицы.

Наталья: Вот этот вопрос насчёт того, что каждый, купивший первую зеркалку, называет себя фотографом, сегодня очень актуален и часто звучит. Однако «умный» фотоаппарат, который сам снимает, всё-таки неспособен как волшебный горшочек самостоятельно  варить вкусную кашу. А если и способен – то этой каши уже так много, что она лезет из горшочка во все стороны и заполонила собой дом, улицу, город… Иногда хочется уже крикнуть: «Горшочек, не вари!» Ведь как бы под слоями этой фотографической каши не оказались погребены сами эти фотографы и фотография как феномен вообще. Ведь идёт пресыщение массовым унифицированным продуктом и он уже начинает вызывать несварение желудка. Однако умная и тонкая фотография останется всегда. И это не каша, а изысканное блюдо, которого никогда на всех не хватает. Ведь даже если всё население земного шара станет фотографами, то интересных авторов из них все равно будут единицы.

TS: Сейчас много говорят о том, что ваш родной город Пермь превращается в новую культурную столицу России. Вы долго жили в Праге, а потом решили вернуться домой. Причиной послужили какие-то личные мотивы,  или же вы хотите внести свой вклад в этот процесс?

Наталья: В Перми сейчас очень подходящая атмосфера для формирования молодых авторов, хотя и сложная. В сытой и благополучной Европе, где все озабочены только тем, как бы погулять с собакой или съездить на пикник, жизнь расхолаживает немного. Возможно, в других городах, более располагающих к творческой деятельности (например, Лондон, Берлин и пр.), это не так, а вот в тихой и уютной Праге всё как-то слишком тихо-спокойно. И даже скучно. Решили, что поедем туда, когда выйдем на пенсию :)

Денис: А в Перми пока какая-то загадочная зона, где изо всех углов лезут какие-то непонятные вещи. У нас же вообще тут смутное место – постоянно Пермь в ньюсмейкерах, что-то здесь происходит. Самолет упал в центре города, сгорел клуб «Хромая лошадь», Молебка тут у нас недалеко от Перми – аномальная зона, где все приборы зашкаливают…  На  самом деле, тут сложно жить: высокий уровень преступности (с фотоаппаратом, например, точно  по улицам ходить опасно), тюрьмы кругом, много амнистированных и бывших «зэков» и  пр. Это всё напоминает «Сталкер» Тарковского – ходить в «Зону» опасно, а всё равно тянет туда: там есть ловушки, но исполняются самые потаённые человеческие желания. Например, у нас есть Музей современного искусства (PERMM), проводятся международные фестивали (театральные, поэтические, кинематографические), летние школы, мастер-классы, много чего…Немаловажно, что это всё встречает здесь сильное сопротивление среды, а в противодействии рождается энергия.

TS: В последнее время так называемый «пермский проект» постоянно на слуху.  Вы наблюдаете всё происходящее изнутри — что он дал именно вам?

Наталья: Мы наконец почувствовали себя частью арт-среды, арт-комьюнити, которое здесь как-то спонтанно  появилось. Ведь это важно для художника, понимать, что ты не один, не в стол прячешь свои работы. Сейчас здесь всё это есть – где выставить, показать своё творчество, обсудить, пообщаться с кураторами, другими художниками. Есть шанс быть замеченным и услышанным. И есть материал для осмысления – сама реальность даёт для этого много поводов.

TS: В одном из своих интервью вы сказали, что «стать» современным художником, не выезжая из Перми, нереально. А «быть» – наверное, можно.  Как вы видите свою дальнейшую карьеру?

Денис: Я связываю много надежд с документальным кино, в этом году поступаю на режиссера к Павлу Печенкину в ПГИИК.

Наталья: Я бы хотела продолжать заниматься арт-фотографией, отходя от традиционной изобразительности в сторону фотографии в третьем измерении -  в контексте современного искусства. Ну и будем продолжать преподавание в Photocult – это тоже наш небольшой вклад в создание этой питательной художественной среды в Перми, формирование культурного контекста, который сегодня очень важен для всех, кто не хочет отсюда уезжать.

TS: Спасибо вам за беседу. Надеемся, у вас всё получится.

Материал подготовили:

Катерина Абрамова
Софья Исмаилова

Сайт Натальи Резник и Дениса Давыдова

Ещё по теме: Фотобиеннале 2010

В материале использованы иллюстрации с сайта reznikdavydov.com


Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • 12 июня 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    Если кадры постановочные, то фотограф важен, но в реальной жизни важнее фотоаппарат. :)

    • 12 июня 2010 | Ответить

      Thumb up 0 Thumb down 0

      Я б не согласилась. В смысле, фотоаппарат важен на какие нибудь 20%, потому что видит, отбирает, выбирает, что снимать — человек, его глаз, его сознание. Качество — это далеко не всё :)

      • 12 июня 2010 | Ответить

        Thumb up 0 Thumb down 0

        Может ты и права. Возможно тут сказывается моя нелюбовь к фотографам и фотографиям. Хочешь заниматься искусством — рисуй, а фотографировать может кто угодно.

        • prosto prosto
          13 июня 2010 | Ответить

          Thumb up 0 Thumb down 0

          А рисовать тоже может любой.) Но почему-то мои художества в 5-летнем возрасте к полотнам Рембрандта не приравниваются. И фотографии 15летних хипстеров к фотографиям,например, Брессона тоже.

          так что все относительно.)

        • 13 июня 2010 | Ответить

          Thumb up 0 Thumb down 0

          На самом деле, когда-то давно, когда я училась в художке, я тоже так считала — что это за искусство — фотография, снимать может любой. А когда начала заниматься ей серьезно — вот тогда все и встало на свои места. Не стоит судить со стороны...

      • 13 июня 2010 | Ответить

        Thumb up 1 Thumb down 0

        Качество важно в определенных видах съемки — но далеко не во всех. Почему иначе многие арт-фотографы снимают на пластиковые мыльницы, типа Хольга или Диана — и делают реальные шедевры...

        Та же Аннет Фурне, например — посмотрите ее работы в интернете. Серия про чучела — просто великолепная...

  • 13 июня 2010 | Ответить

    Thumb up 2 Thumb down 0

    Сейчас всё стало намного более упрощённо: есть дорогой фотоаппарат — ты фотограф, можешь играть 3 аккорда на гитаре — ты музыкант и т.п.

    В большинстве своём, на более-менее стоящую выставку всё равно не примут работу фотографа, пусть и очень интересную с точки зрения композиции и выбора момента, но сделанную на обычную мыльницу с соответствующим ей качеством.

    Мне кажется, эти 2 вещи равноправны: качество съёмки и качество видения.

    А интервью получилось очень интересным и оформлено хорошо и удобно! Спасибо ))

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: