Эффективность на грани абсурда: Антиутопия ван Лисхаут

В рамках 3 Московской биеннале современного искусства на Винзаводе в Цехах Белого и Красного в минувший понедельник открылась выставка голландского художника Юпа ван Лисхаута (Joep van Lieshout) «Город рабов. Cradle to cradle». Нынешняя выставка стала возможной благодаря сотрудничеству с немецким музеем Фолькванг (Folkwang). Вообще сам Лисхаут только возглавляет создание своих проектов, а механически создаются эти махины при помощи художников Мастерской ван Лисхаут (Atelier van Lieshout). Хотя сам художник всегда делает акцент на том, что мастерская – это коммерческое предприятие, в котором каждый имеет право голоса.

Joep van LieshoutГ-н Ван Лисхаут этим проектом исполняет чуть ли ни первородную функцию художника – критикует современное общество и его устройство. Вообще в своем творчестве он имеет примерно три основных «пунктика»: пространства жилища, которые он маниакально проектирует и стремится довести до эффективного совершенства, системность — попытка создания механизмов существования этих жилищ, который позволит им быть автономными,  и утопия-антиутопия. Последнее именно в рамках целого, а не по отдельности. В утопиях-антиутопиях Лисхаута полезность и процветание граничит с безумием и преступлениями против человечества.

В списке его работ и «Аэродром для поцелуев» (La Bais-o-Drome),  и «Мастерская для изготовления оружия и бомб» (Workshop for Weapons & Bombs), в которой для террориста помимо мастерской и места отдыха есть отдельная комната для написания манифестов, и «Спортопия» (Sportopia), и множество других функциональных единиц.  Его же рук проект AVL-village – небольшое государство, живущее автономно, со своей конституцией, просуществовавшее на маленьком кусочке Голландии почти что год, пока не надоело властям настоящей Голландии.

pic1Нынешний проект Ван Лисхаут на Винзаводе максимально понятен: идея художника не скрыта за тысячей мнимых смыслов и образов, все на поверхности, все объективно точно подсчитано, расчерчено и продумано. Впрочем, как всегда.

Город рабов – это проект на бумаге и в макетах доведенной до антиутопии утопии, в которой человек стремится к максимальной эффективности за чужой счет. Город рассчитан на проживание и работу одновременно 200 тысяч рабов: здесь есть дома, больницы, рабочие места, университеты, бордели, шопинг- и арт-центр. В городе все люди суть винтики — каждый предназначен для какой-то маленькой пользы, в сумме которых получается колоссальный доход. Ведь труд рабов никак не оплачивается, а доходы от их работы идут в карман тех, кто живет за пределами Slave City.

pic2Функционирует жизнь здесь по простым схемам, почти схемам сборки шкафов ИКЕА. Рабы прибывают в город и с самого начала тщательно отбираются: по словам Лисхаута, всего небольшой процент их здоровы и годны к работе. Остальные либо нездоровы, но годны к работе, либо нездоровы и негодны, а есть еще и четвертая категория – нездоровы, нетрудоспособны, да еще и невкусны. Последние две категории отправляются на переработку в три вида продуктов: еду, органы для замены и топливо. Рационально, не правда ли? Дарвинизм, покрытый индустриальной пудрой.

pic6Далее первым двум категориям рабов определяют соответствующие способностям обязанности. При этом предварительно они могу быть отправлены в университеты для специальной подготовки. Что происходит со вторыми двумя категориями скульптурно изображено в Цехе Красного – именно об этой части экспозиции в анонсе выставки было написано «не рекомендовано лицам младше 18, а также с неустойчивой психикой». Ничего страшного Вы там не увидите, ну разве что сгенерируете собственным воображением. Правда в слабом освещении подвала атмосфера дьявольских лабораторий по отбору качественной плоти создается вполне убедительной.

pic3Рабы, по замыслу Лисхаута, работают на весьма интеллектуально обязывающих должностях – они должны понимать в компьютерах, в маркетинге и т.п. День их четко расписан: 7 часов на сон, 7 — на работу интеллектуальную, 7 — на физический труд и 3 часа на отдых. Работа сложная, поэтому, чтобы они не расстраивались,  для особо хорошо работающих придумали послетрудовые развлечения, а именно  – бордели шопинг- и арт-центр. А что еще, собственно, рабу для счастья нужно. Потратить деньги на магазины или насытиться интеллектуально в центр могут также приезжать и обычные граждане, живущие за пределами города рабов.

Все рабы должны соответствовать поставленным нормам – во всем. Не соответствуешь – идешь на органы, еду или топливо. И выбраться из Slave City можно тоже только тем же способом – прийти в негодность. Мир, где ценностью обладает прибыль и эффективность, ценность человеческой жизни меркнет.

pic4На вопрос о том, откуда эти рабы берутся, Ван Лисхаут так и не ответил. Сказал, что не знает – выбираются как то рандомно, наугад. В общем, эта часть функционирования  города рабов единственная непрочитанная и остается на долю фантазии зрителя.

По славам Лисхаута, весь мир – это почти город рабов. Ценится эффективность, максимальная польза винтика в общей системе. Не соответствуешь нормам – ликвидируешься. Все четко уже определено с самого начала – жизнь, год, месяц, день – все просчитано и продумано. Работа оплачена лишь мифически в виде каких-то примитивных увеселений. Пространства для выбора, развития, духовности – в проекте ее нет. Хочется надеяться, что в реальной жизни она все же не до такой степени мифична.

pic5Так вот г-н Лисхаут в масштабе двух выставочных залов Винзавода посмеялся над всеми, ну и над собой естественно тоже. Скрупулезность его расчетов иногда пугает – 8 миллиардов евро дохода, 60 квадратных километров площади, 200 тысяч рабов. На лекции ему даже задали вопрос: насколько детален этот проект на случай, если поступит предложение от какого-нибудь влиятельного политика мира сего осуществить подобную затею. Лисхаут ответил, что не настолько. К слову, в Германии, откуда и приехал к нам этот проект, к нему относятся очень даже положительно: такие арт-жесты социально оправданы и нужны, чтобы в голову не пришло дойти до крайней точки рациональности. Ван Лисхаут, все же, как и все мы вокруг, в какой-то степени псих: как говорил дедушка Фрейд, у нас всех есть по паре неврозов, а то и целый букет. Лисхаут — такой маленький злой гений, с горящими глазами и первозданным спокойствием повествующий о дикостях человеческого мышления. Но такие люди нам жизненно необходимы, как и его проекты – чтобы мы не расслаблялись и не теряли остроту зрения.

Когда же Ван Лисхаута спросили, какой у него любимый философ или идеолог – он ответил, что не любит читать книжки, да и вовсе их не читает. А идеи и смыслы черпает из окружающего мира – вдохновляющий мир, неправда ли?..

Выставку можно посмотреть до 25 октября.

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • 27 сентября 2009 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    одна из немногих выставок, которая меня действительно заинтересовала.

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: