ЦВЗ «Манеж»|Паоло Роверси «Студия» — до 26 июня 2010

Программа Фотобиеннале 2010 в Манеже как обычно стала ядром Фестиваля: здесь собрали самые значимые выставки. Для каждого фотографа фотография – это свой мир, в котором есть свои координаты и свой язык. Чтобы не перегружать вас фактами биографии о классиках мировой фотографии первой площадки Фотобиеннале (которые в разных объемах вы найдете в открытом океане Интернета с первого же щелчка в Гугле), мы решили составить небольшие «азбуки» по каждому из них.

Паоло Роверси (Paolo Roversi) — итальянец, большую часть жизни проведший в Париже, сейчас — одна из икон модной фотографии. А начинал он 1980-е, когда самого понятия «модная фотография» еще не существовало – фотографов, занимающихся этой тематикой, были единицы. Когда он вышел на «модную сцену», там господствовала несколько перенасыщенная и вульгарная на цвета и драгоценные металлы мода, не раз позже возвращавшаяся. Снимки Роверси подобное буйство сдерживали, фокусировали, ставили акценты. Насыщенные, но сдержанные, как бы обтекающие снимок цвета или вовсе их отсутствие – только пятна белого, черного и их оттенков, размытые силуэты с глубоким смыслом в глазах. Робин Мюир (Robin Muir) в одной из статей для Vogue Россия писал про снимки Роверси, что «теперь английские модели безжизненностью черт напоминали подружек Дракулы».


«Азбука» Паоло Роверси

Polaroid. Роверси впервые в профессиональной съемке стал применять моментальные снимки от Polaroid размером в 8*10 дюймов. Нужные кадры сканировались и по качеству могли подходить для печати размером в стену многоэтажного дома. В этом материале он видел сразу несколько преимуществ: снимок можно было увидеть сразу, какой он есть, и сразу что-то поменять; Polaroid дает удивительные и необычные сочетания цветов. Однако на уровне ощущений для Роверси Polaroid — это изображение, находящееся в камере, без какого либо обмана, оно элементарно снимается максимально честно и тут же появляется как есть.

Выдержка. Роверси крайне редко снимает с выдержкой меньше, чем четверть секунды, а часто объектив может быть открыт и более минуты. Сам он признается, что не может объяснить технически тот факт, что с более длительной выдержкой снимки становятся гораздо глубже и человечнее; она как бы «дает время показаться душе».

Женевра. Одной из важных составляющим успешного снимка Роверси считает уникальность  и выразительность самого объекта съемки: «серая мышь – так и останется серой мышью», как он сказал в одном из своих интервью. Одной из его любимых моделей стала Guinevere Van Seenus, множество снимков с ней привезли и на эту выставку.

Портрет. Каждая фотография для Роверси — это портрет; пусть он даже снимает пейзаж или объект – это портрет пейзажа или объекта. Сутью портрета Роверси считает способность абстрагироваться от всего, что выходит за рамки, убрать лишнее и сфокусироваться на ключевом объекте, модели: «Для меня главное — это выделить лицо, выделить человека».

«Сам же процесс съемки — настоящее шоу. Как правило, каждый кадр снимается на очень длинной выдержке, иногда объектив остается открытым целую минуту. Модель сохраняет все это время статичную позу. Когда открывается объектив, срабатывает вспышка. Потом студия погружается в темноту, и я начинаю вручную рисовать свет в кадре. Это целый обряд. Танцую вокруг модели, рисуя цветовые и световые пятна с помощью специальных цветных фонарей, похожих на реквизит к спектаклю по детской сказке. Фототанец длится, пока открыт объектив, от 15 до 40 секунд.» В интервью «Коммерсантъ-Деньги»

Студия. «Студия везде. Она часть меня самого» — пишет Роверси. Всю жизнь он снимал в основном в студии, для него студия – это его территория, это театр, в котором разыгрывается совершенно другой мир. Из минимальных, казалось бы, возможностей, которые дает студия, Роверси с помощью света, цвета и собственной «магии» создает уникальные в своей насыщенности вещи. «Мебель – непритязательная: две табуретки, ковер, несколько стульев, две или три лампы и старое одеяло – мой самый любимый задник. Оно может стать стеной, дорогой, полем, небом, ночью, страхом, ветром… экраном для мечтаний».

Тьма и свет. Роверси называет тьму «молчанием света».  Для него в фотографии черный – ключевой цвет. Если «для писателей, художников, музыкантов ключевой белый, по которому они пишут», то фотограф пишет светом по черному. Чтобы понять, прочувствовать это искусство, фотограф, по мнению Роверси, должен научиться «понимать значение темноты, чтобы потом выйти к свету».

«Хотите узнать, сколько стоит мой съемочный день, обращайтесь к моему агенту. Я не очень в теме.» В интервью «Коммерсантъ-Деньги»

Цвет. Снимки Роверси удивительно обыгрывают цвет – его немного, часто только одна гамма, но он потрясающе насыщен. На вопрос о том, что такое красивый цвет и как его определять, Роверси ответил: «Красивый цвет — это цвет для вас, это вы считаете, что такое красивый цвет. Нет красивых цветов для всех, нет универсального цвета».

Паоло Роверси «Студия» в ЦВЗ «Манеж» до 26 июня 2010

Еще по теме: другие избранные события Фотобиеннале 2010

Анри Картье-Брессон — «Фотограф» до 18 апреля

Мартина Франк — «Фотограф» до 18 апреля

Эллиотт Эрвитт — «Ретроспектива» до 18 апреля

Питер Линдберг — «Кино», «Вторжение» до 26 июня

В материале использованы иллюстрации, предоставленные Московским домом фотографии, а также с сайтов: etoday.ru, community.livejournal.com/ru_glamour/

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: