«Чёрный ящик» Клода Левека

Существует классическое представление о человеческом сознании как о «черном ящике»: человек получает  импульсы снаружи, а на выходе выдает свои решения. А вот понять, что происходит между первым и вторым, как принимается решение – мечта любого психолога, а уж тем более маркетолога.

В московском ГЦСИ до 23 июня находится инсталляция Клода Левека (Claude Leveque) «Ende» (как я уже недавно об этом упоминала и описывала свои ощущения от выставки). Это буквально черная комната, в которую отправляется зритель, внутри нее не видно ничего, под ногами – мягкий пол, а где-то вдали женский голос напевает «Et si tu n'existais pa» (Если бы тебя не было). Сам Левек объясняет, что здесь речь идет о потере, о том, что нет выхода, есть только тупик, диалог с тем, кого нет. Сам же художник не любит глубоко погружаться в свою инсталляцию – его сразу же охватывает паника (не его одного, надо сказать).  А сегодня в Арсенале Нижегородского кремля откроется (и продлится до 25 июня) продолжающая эту тему инсталляция «Ligne Blanche»: пустое помещение со скрипучим неустойчивым полом и свисающей с потолка неоновой трубкой, здесь тоже звучит женский голос, напевающий «Tombe la neige» (Падает снег) — это ожидание того, кто не придет.

«В его инсталляциях мы всегда находимся в чужом мире, мы всегда снаружи, всегда «другие».» Éric Troncy о Клоде Левеке, 2001

В инсталляциях Клода Левека искусством становится способность вызвать вполне конкретные эмоциональные реакции, а не выдать смыслы. Процесс своей работы художник описывает как постоянный, 24/7, когда он всегда наблюдает, замечает что-то в повседневной жизни, собирает, а потом пытается передать своё мироощущение зрителю весьма трудозатратным способом. Кристиан Болтански (Christian Boltanski), известный французский художник, один из самых важных для самого Левека, как-то сказал: «Мое искусство – это мои эмоции», — именно так описывает свои работы и Левек.

Здесь мы сталкиваемся с художником как прежде всего индивидуальностью: он говорит о том, о чем хочет говорить, он передает исключительно свои субъективные ощущения, опыт и настроения. Левек говорит про себя, что он не концептуалист, и  считает, что множество современных молодых художников слишком сформированы рынком, его требованиями, а не идут своей дорогой. Последнее как раз выбирает Левек.

Еще одна особенность инсталляций Левека – их привязанность к конкретному месту. О любом месте, где он собирается работать, художник находит максимум информации. На пересечении его собственных идей и идеи конкретного места и получается инсталляция. Именно поэтому он считает, что инсталляции от места к месту меняются. Остается общая идея, но детали, создаваемые местом, всегда вносят что-то новое в работу, новый контекст.

«Некоторое время Левек создаёт уникальный вид боди-арта: тело становится уже не инструментом или средством передачи формы, а наделяется привилегией получателя, адресата.» Éric Troncy, 2001

«Я ставлю зрителя в ситуацию кошмарного сна или голубой мечты – это зависит от его восприятия», — третьей постоянной переменной становится сам зритель, основное действующее лицо работ Левека. Создавая свои инсталляции, Левек все чаще использует полностью всё пространство, обыгрывая помещения, создавая в них совершенно иной мир – использует свет, звук, даже запахи. Особое место в работах отводится именно свету — во многом это следствие того, что начинал карьеру в искусстве Левек в 1980-е, находясь в самом центре «блестящей» современной молодежной культуры. Ниже я расскажу о некоторых работах Левека, в том числе о тех, которые он упоминал в ходе творческой встречи в Москве, состоявшейся 25 мая в ГЦСИ.

Plus de lumière (Больше света), 1998, Villa Arson, Ницца

В лабиринтах комнат помещения каждая светом окрашена в разные чистые цвета, зритель перемещается из одной в другую, подвергаясь контрастным резким переменам окружающего пространства, цвета которые вызывают определенные эмоциональные состояния.

Voyager à la vertical (Вертикальный путешественник), 2000, Париж, станция метро Porte de la Villette

Помещение бывшего магазина было по стенкам было заставлено пластиковыми корзинами с отверстиями, внутри стояла галлогеновая установка, создающая постоянный пульсирующий свет.

Cercles (Круги), 2005, часовня Panitents, Aniane

Под потолком подвешены косы, плавно крутящиеся от силы мотора, звучит детский шепот.

Hymne (Гимн), 2006, Museum fur Gegenart, Берлин

Под потолком, прямо над зрителями, висят остро отточенные угрожающие блестящие лезвия.

Le Grand Sommeil (Большой сон), 2006, Vitry-sur-Seine

Под потолком висят множество флуоресцирующих кроватей, на каркасах местами надеты счёты, вазы со счётами стоят на полу; звучит музыка из комнаты Пачинко (детская японская игра). Счёты символизируют счёт времени, счёт жизней, а большое количество одинаковых кроватей создаёт впечатление, что люди похожи друг на друга.

Le rodeur (Бродяга), 2007, дворец Farnese в Риме, галерея Carrache

На потолке галереи располагалась классическая фреска, у стен — скульптуры. Художник установил чёрные и неоновые лампы, чтобы создалось впечатление рассматривания галереи под лунным светом. На полу он разложил матрасы для зрителей, развесил светлую легкую ткань, а скульптуры подсветил мягким розовым светом, слегка их «оживив».

Mon repos aus Arques (Мой отдых в Arques), 2007, заброшенное место в Ле Арк

В этом месте когда-то застрял грузовик. Художник разместил по кругу лампы, внутри установил отражающий купол, а в фургон поместил венецианскую люстру.

Tous les soleils, 2007, завод по обработке металла в Val de Fensch, Франия

Завод не функционировал уже примерно 15 лет, а в своё время это было предприятие с большим количеством рабочих мест. Художник хотел сделать что-то для памяти об этом заводе, о том, что там раньше была жизнь до того, как металл «застыл» и застыло время. И здесь он обращается опять же к свету, которым «оживляет» это место, прокладывая световые маршруты там, где раньше велась какая-либо деятельность. Инсталляция полностью работает в тёмное время суток — завод становится «призраком», сконструированной воображаемой реальностью. Экспозиция открыта ежегодно с 1 мая по 1 октября.

Randez-vous d'automne (Осеннее рандеву), 2008, Тулуза

Инсталляция развернулась во всех помещениях дома начальника шлюза. В том числе, в гараже стоит пустой автобус, в котором звучат песни хора, по стенам висят перевернутые дорожные знаки. Хор звучит, но его здесь нет, знаки вроде есть, но они ничего не значат и свисают вверх ногами. Куда движется автобус? Во всем помещении пол был застелен компостом, от которого исходил лесной сырой запах. Во внутреннем дворике были расставлены стулья для посетителей, это было небольшое, огороженное со всех сторон помещение, только с маленьким кусочком неба над головой. Эффект — «полная дестабилизация существования».

Le Grand Soir (Революция), 2006, французский павильон Венецианской биеннале современного искусства

Художник играет на контрасте с внешним видом павильона. Внутри он сделал крестообразное помещение из клеток — то ли зритель попадает в клетку, то ли эфемерные работы находятся как в зоопарке за прутьями. В двух концах помещения за прутьями находился развевающийся чёрный флаг, напоминающий траурный флаг на корабле. Художник не интерпретирует прямо эту работу, включая возможность вариаций.

Доберется ли не-конептуальный француз в ближайшее время до российских пространств — не известно, но прочувствовать реакцию своего «чёрного ящика» на его чёрную комнату и задумчивое пространство с неустойчивым полом, инсталлированные в зале московского ГЦСИ и Нижегородского кремля, можно уже сейчас.

Сайт Клода Левека

Ещё по теме:

Такое разное искусство

Не одних лишь инсталляций мастер...

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

  • prosto prosto
    28 мая 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    тот, который «все солнца»?)

  • prosto prosto
    28 мая 2010 | Ответить

    Thumb up 0 Thumb down 0

    о, прошу прощения, вижу, он)

    вот только на солнце не совсем похоже

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: