Новая эра искусства началась с давки

30 сентября в Петербурге произошло долгожданное событие – открытие частного музея современного искусства под названием «Эрарта». Этот музей является единственным на сегодня центром современного отечественного искусства в Петербурге, что позволило создателями ознаменовать его появление как «начало эры современного искусства». Эта идея присутствует и в названии, соединяющем слова Эра и Арта.

Опыт создания музеев современного искусства в мире – довольно сложная история. Сделать музей старых мастеров, в принципе, легче, так как, имея дело с современным искусством, нужно обладать тонким чутьём, чтобы выделить из постоянно пополняющейся художественной массы то, что достойно экспонирования. Многие музеи в мире сегодня делают акцент на инсталляции, видео-арт и хеппенинги, пытаясь выразить актуальные вопросы наших дней самыми современными техническими средствами.

В этом отношении петербургский музей современного искусства вышел довольно эклектичным. Он занимает солидное советское здание в стиле «сталинского ампира», в отличие от более привычных для современного искусства «белых кубов» или лофт-сквотов. Основа экспозиции «Эрарты» — это живописные произведения как молодых российских художников, так и уже признанных ветеранов художественной сцены. Однако некий традиционализм в вопросе техники и тематики работ бросается в глаза. От музея современного искусства многие ждали шатающихся полов, световых стен, дымовых завес, кинетических скульптур и унитаз-инсталляций, коими уже много лет нас балуют мировые и в частности российские выставки современного искусства, такие как «Арт-Москва» или московская Биеннале.

Некая «отсталость» нового музея проявилась не только в художественном отношении, но и в техническом оснащении. Те,  кто приехал на метро, неизбежно переживали ощущение дежа-вю. Большинство посетителей на открытии провели добрую половину времени не в галереях, а в толпе на лестницах. Два лифта на все пятиэтажное здание оказались заняты инсталляцией: молодой человек в костюме неторопливо вкушал фрукты и красное вино, окидывая благосклонным взглядом потоки людской массы, с трудом перемещавшиеся по тесным лестничным пролетам. На каждом шагу в глаза бросались очереди – хвост тянулся из туалета, смешиваясь с очередью в баре. Свободнее всего было в галереях, но и это относительно; в толчее полотна и скульптуры было разглядеть невозможно, и гораздо больше внимания посетителей привлекали стихийные или запланированные хепенинги, навевавшие приятные воспоминания о конкурсах на детских утренниках. Однако эта суета сует в какой-то момент оказалась приятной – в этот вечер просторы Эрарты приняли примерно пол-Петербурга, и атмосфера большой вечеринки со старыми знакомыми стала постепенно сменять напряжение от духоты и вынужденной близости с незнакомцами.

Одной из главных особенностей «Эрарты» является то, что в ней соединены концепции музея и галереи. Так, одна часть здания отведена под то, что кураторы сочли достоянием нации, а другая – работами тех же художников, но представленными на продажу. При этом невооруженный глаз может отличить экспозиции правого и левого крыла только наличием ценников на этикетках. Однако это идея являет собой остроумный маркетинговый ход – так, выручка с продажи работ в галереях может обеспечить содержание огромного здания в пять этажей и финансово поддержать современных художников, выставленных в музее.

Состав коллекции музея оказался несколько удивительным: большую её часть хотелось условно разделить на две категории — андерграундное «искусство для своих» и работы интерьерно-декоративного характера. И то и другое довольно непривычно смотрелось на стенах музея, тем более в таком городе, как наш, где каждый житель вырос на эрмитажных кружках и лекциях в Русском музее.

Однако определённый пласт российской культуры, не охваченный главными музеями города, – работы примерно со второй половины прошлого столетия по сегодняшний день – требует внимания к себе и нуждается в самоопределении, будучи довольно большим и разнообразным. Вопрос об экспонировании современного искусства в Петербурге стоит довольно давно и при этом довольно остро. Междусобойная традиция Пушкинской, 10 и элитарная среда галерей типа Марины Гисич и Д-137 вылились в потребность некого среднего звена, обращенного к широкому зрителю. Эту нишу пытались занять «Этажи», однако их формат оказался более «западным» и оставил без внимания отечественных мастеров художественной сцены. Так, «Эрарта» стала важным приобретением для города. Создание общественного музейного пространства, собравшего художественные работы наших современников – необходимый этап в жизни города, и теперь каждый петербуржец получил возможность узнать и самостоятельно оценить последние достижения российского художественного сообщества.

В материале использованы иллюстрации с официального сайта музея «Эарарта»

Код для блога:
Vkontakte:


Twitter:

Facebook Share:

Facebook Like:

Google+:

Вы можете оставить комментарий, используя свой аккаунт на Facebook или Twitter:

Connect with Facebook

или же заполнив форму ниже: